Новый спектакль Театра русской драмы «Камер-ная сцена» «Куликово поле» поставлен Т. Басниной и М. Щепенко по одноимен-ной повести И.Шмелева и за-явлен по жанру как «неофи-циальное расследование». Лаконичность оформления сценического пространства лишь подчеркивает напряженный детективный ход действия. На пустой сцене стремительно передвигаются серые полотнища – символы скоротечности и переменчи-вости бытия. Среди них по-являются и исчезают герои постановки, однако они, в отличие от декораций, ста-тичны. Свои монологи, на-полненные философией и скорбью, актеры произносят, глядя остановившимися гла-зами в зрительный зал, и в этой неподвижности и моно-тонности есть что-то завора-живающее и внушительное. В самом обозначении жанра спектакля заключен особый смысл. Ведь этот захватыва-вший детектив раскручива-ется, исходя не из кровавой драмы или таинственного похищения (того, к чему мы уже так привыкли). Бывший следователь по собственной инициативе начинает рас-следовать тайну мистичес-кую, ставшую в финале дока-зательством чуда. С одной стороны, это странно, а с другой – очевидна цель со-здателей спектакля. Театр «Камерная сцена» известен своей религиозной направ-ленностью, его главная отли-чительная черта – нести хри-стианское мировосприятие, с помощью театрального ис-кусства помочь своим зрителям найти светлое и вечное в современной жизни. Следователь (А. Аверин) – че-ловек, называющий себя ате-истом, проходит трудный и долгий путь обретения утра-ченной веры. Его должность в дореволюционное время сде-лала его скептиком, однако он не утратил чистоты души, какого-то наивно-детского восприятия окружающего. Его интерес к прошлому ро-дины, к ее героической и свя-той истории неподделен. Ве-роятно, именно поэтому так увлекает героя рассказ дремучего мужичка Васи Сухова (В.Андреев) о чудесной встрече со Странником на Куликовом поле. Образ Странника М. Щепенко рису-ет акварелью, «одним ударом кисти», и это придает особый пафос персонажу. Вася же Сухов столь колоритен, на-полнен до краев «сермяжной правдой», он символичен, как и все в этом спектакле. Говоря о символике, хоте-лось бы остановиться на ми-зансценах, отданных красно-армейцам. Черные тени на кроваво-красном фоне сна-чала пугают, а потом к ним как-то привыкаешь. Свето-вые пятна становятся ненуж-ными раздражителями, на-рушают строго выстроенный тонкий ход действия и впос-ледствии воспринимаются как штамп.

Однако следствие идет своим чередом, персонаж Аверина сталкивается с различными людьми, сведенных волей рока, абсурдом жизни в еди-ный хоровод. И тонко чувст-вующие представители ста-рой формации, и те, кто же-лает играть «на верти-пьяных» и управляет новой жизнью – все выписаны отдельными шрифтами, у каждого свой четкий психологический ри-сунок. Клеопатра (И. Вино-курова) как раз из новоиспе-ченных «ответственных жен», и как же узнаваема она и сейчас. Ее разудалая мане-ра говорить, вульгарный на-ряд, всепоглощающее чувст-во «право имеющего» – это ли не отличительные черты представителей нового пра-вящего строя. Дочь Следователя Надя (И. Андресва) – существо яв-но высшее, тонкое, прозрач-ное. При этом обладающее огромной волей и способно-стью к самопожертвованию. Что, кстати, подтверждается тем, как, без ложной патети-ки, она терпит унижения ра-ди жизни отца. Есть в спектакле два персо-нажа, схожих своими мысля-ми да и способом их выражения тоже. Один из них При-ват-доцент (А. Савченко), со-шедший с ума, не вынесший разительных перемен в от-чизне и почитаемый в народе блаженным. Все его горячеч-ные высказывания на латыни трактуются окружающим людом как послания, разъяс-няющие действительность. Ключевым словом рассужде-ний умалишенного является слово «абсурд», как нельзя лучше характеризующее текущий момент. Другой персонаж, пытаю-щийся найти реальное в фан-тастике происходящего вокруг – Профессор (А. Уманец). Этот тоже моментами подвержен спутанности со-знания, но в его философ-ских выкладках главенствует «чудо» и вера в христианскую силу русского народа. Именно этими словами – «абсурд» и «чудо» - на про-тяжении всего спектакля почти жонглирует Следова-тель. Абсурд – то, что его ок-ружает, чудо должно помочь преодолеть тяжелый момент утери жизненного равнове-сия. На основании фактов, влекомый уже не праздным любопытством. Следователь подходит к разгадке тайны Странника уже подготовлен-ным, почти обретшим уте-рянную веру. Но ему все еще необходима логика и очевид-ность доказательств. Прийти к глубинному пони-манию Жизни и Веры Следователю помогает семейство Средневых, в кото-ром отец (Д. Поляков) – убежденный атеист, а дочь Ольга (Ю. Щепенко) – глу-боко верующий человек. Среднев вооружен докумен-тами, трезвым взглядом на мир, его дочь простым пони-манием простых вещей. Юлия Щепенко создает об-раз не наивной девицы, склонной к мистике и слез-ливому обожанию чистой ду-ши русского мужика. В геро-ине актрисы чувствуется истинная сила человека, по-знавшего доброе и вечное, идущее от сердца и души. Собственно, именно она и становится проводником ве-ры, благодаря ее убежденно-сти и достигается откровение на сцене. И слова Среднева о «чуде, подтвержденном до-кументально», не становятся итоговой чертой в разгадке тайны явления божественно-го, а именно слова Ольги о простом и светлом возвра-щают следователю то чистое, незамутненное чувство, ко-торым полна она сама. К сожалению, нам еще тре-буются доказательства. Глядя на просветленные лица акте-ров, невольно ловишь себя на мысли – вот бы и нам, среди сегодняшнего абсурда немного документально под-твержденного чуда...

Е.К.


© 2001-2019, Театр русской драмы
тел.: (495) 915-07-18 (касса), (495) 915-75-21 (администрация), для справок: 8 (916) 344 08 08
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Написать письмо в администрацию театра
Наш адрес: г. Москва, ул. Земляной Вал, д. 64/17


Яндекс.Метрика