Газета Культура № 14 (7524)

Где, как не в Театре русской драмы, увидишь сейчас почтенный русский водевиль? К тому же в "чистом" виде и, боже упаси, без всяких современных аллегорий? Михаил Щепенко поставил "Беду от нежного сердца" В.Соллогуба лишь с собственными текстами романсов на музыку Александра Кулыгина, сохранив всю первозданность исконной старины.

В этой "вневременной" прозрачности жанра, способного жить жизнью вечной, равно современного и музейного - вся ценность постановки. Поскольку хрестоматийность исторического эталона наиболее трудновоспроизводима именно в нынешнем "постмодернистском" театре. Вот он, наш милый водевильный эталон: простодушная интрига с добропорядочностью старых нравов, компактный и стремительный сюжет, "чистое" коварство и "чистая" любовь, забавная симметрия персонажей, непременные "отцы и дети" и - обязательный нравственный урок.

Именно тот расклад, что имеется в "Беде от нежного сердца". Где в петербургский дом матери и дочери Бояркиных приезжает давний сердечный друг матери, желающий теперь женить на ее дочери Маше своего сына Сашеньку (являющегося пребогатым наследником). Тут-то и начинаются комические недоразумения и разборки. Юный Саша, обладающий тем самым "нежным сердцем", мгновенно влюбляется во всех, кто попадается ему на пути: и в бедную племянницу Бояркиных Настю, и в тамбовскую гостью Катю, и, безусловно, в саму Машу. Однако, если две богатые барышни мечтают именно о Сашенькиных миллионах, то бедная Настя готова полюбить его и без них. К этой точке и движется действие, направленное на осмеяние корыстолюбия и вознаграждение чистосердечия.

В Театре "Камерная сцена" пространство и впрямь невелико, сведенное в одну "картинку" - впрочем, непрерывно движущуюся, как карусель, а оттого живую и теплую. В черном бархатном павильончике возникают пышно разряженные героини, а их куполообразные юбки едва помещаются на помосте. Да, "картинка" тесна, но прелестна, поскольку диалоги непрерывно переходят в арии, а вокал столь остроумен и ярок, что зритель только его и ждет, прерывая действие радостными возгласами и аплодисментами. А актеры, выходя из сюжета, делают реверансы в зал. (Кажется, что здешняя сцена никогда и не ведала ни о какой фонограмме.)

В этом старинном "моралите" важен сам сюжет, а не "развитие характеров", кои хороши как раз в своих застывших поучительных позах. Это и есть вечные водевильные архетипы, без которых никакая сказка не сказывается: лукавство, хитрость, сребролюбие, наивность, простодушие, бескорыстие. И здешний маленький ансамбль отыгрывает свои типажи изящно и точно.

Две "симметричные" мамаши, петербургская (Т.Баснина) и тамбовская (В.Полякова), отражающие друг друга как зеркало в сходном стремлении выдать дочерей за богатого жениха. Их игра крупна и колоритна. Петербургская мамаша властно-капризна: строгий блеск глаз - риторика - напор. Тамбовская суетлива и стремительна: прыжок - еще прыжок - взлет хищных ноздрей. Их дочки - шустрые мордашки: Маша (И.Винокурова), хитрая, как лисенок, и Катя (И.Обложнова), неутомимая хвастушка. Петербурженки в желтом - тамбовские в красном. Меж ними обезоруживающе-искренняя сиротка Настя (И.Андреева): она, конечно, в голубом, и она-то и одержит тут невольную победу.

Сам же жених Сашенька (А.Аверин) - словно тающий мармелад: глазки, полные слез, ротик бантиком и вечно плачущий вид. Он, видите ли, жаждет любви, а судьба дразнит, подкидывая все новых невест. "Как чижик, я попался в петлю!" - поет он, похожий именно на чижика со своим торчащим хохолком завитых волос и острым носиком.

Все они играют свой сюжет с веселым добродушием и прелестной наивностью, в которых слово и действие незамедлительно продолжают друг друга. Они - такие, и такими останутся навсегда. И все вроде бы хотят любви, но при этом и денег. И три невесты на одного жениха. Но иначе ведь и не понять: кто же самый достойный? А тот, кто нравственен и бескорыстен. Русская сцена всегда определяла систему идеалов, не стесняясь твердить нам одни и те же вечные истины. Вековой миф "о злате и душе" воплотился и в этом простеньком водевиле. Нравственная история о споре денег и истинных чувств вновь напоминает нам о непреходящих и вечных ценностях. Развлекая, поучает. Ведь никогда не поздно?

Ольга ИГНАТЮК


© 2001-2019, Театр русской драмы
тел.: (495) 915-07-18 (касса), (495) 915-75-21 (администрация), для справок: 8 (916) 344 08 08
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Написать письмо в администрацию театра
Наш адрес: г. Москва, ул. Земляной Вал, д. 64/17


Яндекс.Метрика