«Московская правда» № 27, 2004 г.

Этот вопрос письменно не означен на афише нового спектакля «Беда от нежного сердца» Театра русской драмы «Камерная сцена», руководимого Михаилом Щепенко, но он отчетливо пронизывает все, что происходит на сцене, щедро перетекая в зрительный зал, благо в этом театре отсутствует разделительная рампа – пограничная полоса, отсекающая публику от подмостков. Здесь наоборот: сцена острым клином врезается в первые ряды так, что развевающиеся пышные юбки актрис то и мы и вы дело взлетают чуть ли не над головами зрителей. На что последние вовсе не в обиде.

«Да! Водевиль есть вещь!» – восторженно восклицает Репетилов в грибоедовском «Горе от ума», и мы сегодняшние охотно с ним соглашаемся. А уж что говорить о тех незабвенных грибоедовско-пушкинских годах, когда этот театральный жанр составлял неотъемлемую и важную часть театрального репертуара. Однако же позже сошел на нет и сохранился исключительно в качестве обязательного элемента в системе актерского образования. А жаль. Ведь водевиль – это веселая, непритязательная комедия с музыкой, пением, танцами, требующая от актеров легкости, изящества, пластичности, музыкальности и высокого мастерства, чтобы буквально несколькими штрихами четко обрисовать характер играемого персонажа. Жанр водевиля на самом деле – проверка актера на высший класс профессионализма.

На московской сцене водевили не играли с незапамятных времен. Более десяти лет назад дипломный спектакль – «Вечер водевилей» – мастерской Алексея Бородина в РАТИ перенесли на сцену Российского молодежного театра, и несколько сезонов он оставался самым востребованным у зрителей. Но и ему пришел конец. А в прошлом сезоне Малый театр расщедрился на водевиль «Таинственный ящик», сразу полюбившийся публике. Народ явно тяготеет к легкому и веселому жанру, а театры как бы стесняются опускаться до столь малозначимой драматургии. Тем любопытнее было увидеть один из наиболее известных водевилей Владимира Соллогуба на сцене такого серьезного театра, как «Камерная сцена», ориентирующегося преимущественно на произведения просветительского характера с уклоном в духовное, религиозное начало.

«Беда от нежного сердца» по сути авторский спектакль Михаила Щепенко и Тамары Басниной. Оба значатся на афише в трех ипостасях. Они сопостановщики, художники (М. Щепенко вместе с Алексеем Мамоновым – сценография, Т. Баснина вместе с Владимиром Тюриным и А. Мамоновым – костюмы); М. Щепенко еще и автор куплетов, поющихся в спектакле. Т. Баснина – исполнительница одной из главных ролей. Декорация предельно проста, но с выдумкой: всего-то несколько изящных банкеток, обтянутых алым бархатом, и три подвижных проема дверей, словно живые существа реагирующих на происходящее на сцене. В конфликтных ситуациях они угрожающе наклоняются вперед, при неожиданных поворотах изумленно откидываются назад. Выразительна музыка композитора Александра Кулыгина – легкая, мелодичная, слегка ироничная.

А сам сюжет предельно прост. Богатому откупщику Золотникову (Геннадий Кухаренко) нужно как можно скорее женить великовозрастного сына: уж очень влюбчивая у него натура, ни одну юбку не пропустит. А у двух приятельниц дочки на выданье, мамаши ищут богатых женихов. У госпожи Бояркиной (Тамара Баснина) живет к тому же еще и племянница Настенька (Ирина Андреева), девушка тихая, но гордая, с достоинством. Любвеобильный Александр (Аркадий Аверин) с ходу влюбляется во всех трех, сея панику в благородных семействах. Спасая сына, Золотников объявляет себя банкротом. Дамская война мгновенно затухает, и одна только Настенька, ранее отказавшая Саше в силу неравенства их положений, теперь готова разделить с ним участь бедных, но честных тружеников. Хеппи-энд с куплетами и танцами венчает действие.

Казалось бы, все очень просто. На самом же деле каждый характер надо сыграть наособицу. Ведь Бояркина, как оказывается, в юности чуть не вышла замуж за Золотникова. Да он в ту пору был беден. А нынче, через тридцать лет, она уже для своей Машеньки (Ирина Винокурова) ищет жениха с капиталом. А госпожа Кубыркина (Валерия Полякова) с дочкой Катенькой (Светлана Юруткина) из Тамбова в столицу прикатила женихов ловить. В Тамбове-то у Кати репутация подмочена: влюбилась в гусара, чуть с ним из дома не сбежала. Так что как ни прост сюжет, а клубок взаимоотношений героев завязан крепко, не сразу распутаешь. Труднее всех Александру: рябит в глазах от девичьих лиц – одна другой краше. И надо отдать должное актеру А. Аверину: он здесь самый водевильный – мгновенная смена чувств, настроений, свободный переход от речитатива к пению.

Куплеты – неотъемлемая часть водевиля. И не обязательно драматическому актеру обладать певческим голосом. Но чисто интонировать необходимо и добиваться легкости в переходах с речи на вокал. Это пока еще самое слабое звено нового спектакля. Живые, непосредственные, темпераментные артисты оказываются скованными, статичными, как только дело доходит до пения. Понять это можно: театр впервые обратился к жанру водевиля. Но зрителю до того нет дела. Тем более что во всем остальном спектакль получился ярким, красивым, веселым, и актеры, это прекрасно чувствуется залом, играют увлеченно, с удовольствием, купаясь в ролях, как принято говорить на театре.

Наталия Балашова


© 2001-2019, Театр русской драмы
тел.: (495) 915-07-18 (касса), (495) 915-75-21 (администрация), для справок: 8 (916) 344 08 08
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Написать письмо в администрацию театра
Наш адрес: г. Москва, ул. Земляной Вал, д. 64/17


Яндекс.Метрика