ЛАУРЕАТ ПРЕМИИ МОСКВЫ

А. Лагунов

РЕПЕРТУАРНАЯ ПЕДАГОГИКА В ШКОЛЬНОМ ПРАВОСЛАВНОМ ТЕАТРЕ

У Ветхозаветного мудреца прекрасно описана вся драматичность духовной жизни, особенно трудности, которые ожидают в начале духовного пути:

«Кто вверится премудрости… она пойдет с ним путями извилистыми, наведет на него страх и боязнь и будет мучить его своим водительством, доколе не уверится в душе его и не искусит его своими уставами. Но потом она войдет к нему на прямом пути и образует его и откроет ему свои тайны.»

(Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова [4.17-21])

Почти шестилетний опыт работы со школьниками при монастыре убедил меня в том, что детский театр, православный театр незримо и постепенно укрепляет их, очищает и преображает. Воспитание школьников, наших юных исполнителей – вот главная цель такого театра. Ну, а творчество детей пусть просветляет зрителей, если оно достойно этого.

Душа склоняется перед Правдой и преображение души ребенка, конечно, определяется не только эстетическими, а, прежде всего, духовными токами. С каким литературным материалом мы работаем, как сумели увлечь и творчески вести детей, чем в процессе репетиций наполняем их души, чем удивим и что откроем перед ними? Зная ребячьи трудности, должно и репетицию выстраивать так, чтобы она стала и уроком и проповедью (по определению батюшки, бывшего на наших репетициях). А нас окружают монастырские стены, вокруг идет нелегкая духовная жизнь. Важно, чтобы встречи со школьниками не превратились в отвлеченную риторику, но были бы, прежде всего, творчеством. И пусть помогут нам наша любовь к Богу и этим юным творцам, любовь и ответственность к делу, которым занимаемся. Надо помнить, что через нас, а не от нас приходят дети к жизни духовной. Не надо бояться и «брани невидимой», которая врывается в нашу творческую жизнь. Поначалу я приходил в отчаяние, но постепенно понял, где стихает внутренняя борьба, там наступает духовное усыпление.

Приходилось слышать, да и сейчас иногда советуют, что не стоит забивать головы школьников сложными проблемами, им, мол, и в школе все это надоело. Пусть детки и играют детей.

Конечно, трудность и сложность литературного материала нам нужна не сама по себе. Хотелось и хочется заниматься творчеством, где есть то, что заставляет думать, радоваться, любить. Где поле битвы – сердце человеческое, по словам Достоевского. Где в схватке смертельной добро и зло мира. Где вечный сердечный крик о жизни и смерти. И, прежде всего, мне так давно думается и чувствуется, это нужно юным как никогда именно сейчас, когда ложь, мерзость и пошлость стали, чуть ли, не нормой. И эта убежденность родилась во мне давно, еще в долгие годы моего преподавания основ МХК в православной гимназии.

В одном из пособий по детскому творчеству читаем: «Со старшеклассниками, так же как с младшими, лучше всего начинать с более простых и веселых вещей. Давно известно, что юмор вызывает бурную реакцию зрителей – смех». К сожалению, самодеятельность школьная переполнена смехом смеха ради: агрессивное хохмачество, театрализованные пошлые клипы и прочее. Что уж говорить об канализационных стоках СМИ. Таково прогрессивное человечество

И ко всему этому так или иначе прикасаются наши дети. Размышляя о воспитании, протоиерей Василий Зеньковский сказал: «Воспитание должно готовить к жизни во времени, но и к жизни в вечности – к жизни земной» и к жизни вечной».

Родители и педагоги ищут для детей всецелого и всеохватывающего блага, которое устранило бы от них все, что может ослабить и обессилить их. А в суровом свете смерти мы не можем не глядеть на жизнь, на ее содержание и пути с точки зрения вечной жизни».

Путь к спасению без памяти смертной – невозможен. Думается и для детей. Получается так, что в наших небольших спектаклях тема жизни и смерти главенствует. И совсем не потому, что мы ее ищем, мы руководствуемся прежде всего целью просветления и преображения детской души. Для иллюстрации назову несколько наших спектаклей.

Первым нашим спектаклем была композиция по трагедии великого князя Константина Романова «Царь Иудейский». Рассказ о Крестной смерти Спасителя и Воскресении. Наши юные артисты может быть впервые задумались над Пасхальным восклицанием «Христос Воскресе». Это не возглас радости только, это и плод такой жертвы, от которой содрогнулась Вселенная.

Вторым нашим спектаклем была композиция по повести Б. Васильева «А зори здесь тихие». Комментарии, думаю, не нужны.

Далее «Алеша Горшок» пол рассказу А. Толстого. Смерть героя, простого крестьянского парня, становится итогом и апофеозом смирения, долга и сердечной простоты.

«Сказание о святых страстотерпцах Борисе и Глебе» - история о первых и любимейших в Древней Руси святых, которые не могли нарушить заповедь Божью и поднять руку на брата. Они как бы жизни свои положили на ладошки и обратились к Богу: «Да будет воля Твоя, Господи». И смерть сыновей кн. Владимира, первых царственных страстотерпцев незримо через девять столетий откликнулась жертвенной смертью последних на Руси царственных страстотерпцев и новомученников.

И еще хотелось бы привести примером небольшой спектакль «Капитан Бопп» по малоизвестной балладе В.А. Жуковского. История о свирепом капитане. На судне, идущем по океану - бунт. Матросы решились убить капитана, но вдруг его сразила страшная болезнь, и они решили: «пусть подыхает».

Но ребенок одного из пассажиров из сострадания начал ухаживать за капитаном. Жуткие страдания подвигли его попросить у ребенка «Евангелие». В муках происходило его духовное очищение. В страданиях ему явился распятый Спаситель, который, кровью истекая, утешал капитана. Капитан умирает в покаянии, вере, прося прощения у матросов.

Ведя школьника к правде на сцене, он начнет ее (не скоро, конечно) искать в жизни. Не спорю, нужны и веселье, и милость, и уютная красота на сцене. Но когда этого много, или только это, то и духовность детей наших пройдет мимо Правды.

Все это не затронет сердца ребенка, не обожжет его.

Постепенно для нашего коллектива важным становится не только успех, и но факт служения.

И добрые слова, и искренние слезы зрителей, и победа коллективная и личная творческая победа изменяют детей, укрепляют их.

Родственница юноши, исполнявшего роль Алеши Горшка призналась мне, что Сережа стал похож на своего героя, смирением, безотказностью…. А было наоборот. Сейчас он учится в Московском институте.

Дети для нас прежде всего друзья. Этим и живем. Но во время работы над спектаклем они почти никогда не выражают своих чувств. Поэтому понять, что происходит с ними трудно. Но о нравственном взрослении их можно судить по ставшей нормой ответственности, по удивительной окрыленности после выступления.

Удивительно, но школьники никогда не жалуются, хотя уроками загружены чрезмерно. А многие живут вдали от монастыря. Случается, идут на репетицию и обратно в дождь и мороз. Да и дома у многих немалые трудности.

Приведу несколько высказываний самих ребят.

«В театре мы играем в основном взрослых. И выходя на сцену не создаем своими внешними формами образы героев. Единственное, за счет чего можно нанести контуры образа – это внутренний стержень. И чем сложнее роль, тем больше возможностей сделать этот контур прочнее». (9 класс).

А теперь расскажет шестиклассница Настя Кордобовская: «Надо отметить, что наш театр – особенный. Участники – преимущественно учащиеся средней школы, есть и дошкольники. Но темы, которые затрагиваем в спектаклях – отнюдь не детские. Это темы: любви, ответственности, святости, Божественного прощения, смирения – это главные темы человеческой жизни. Но с детьми на такие темы не говорят: глупые, мол, еще. А мы пытаемся постигнуть эти главные вопросы человеческого бытия. И отношение к нам со стороны режиссера – как ко взрослым людям: нет жестких рамок, мелочных наставления (встань туда-то, сделай то-то»), а все время обращение к нашей творческой инициативе («представьте себя на месте, подумайте, как бы вы вели себя…»). Раньше я посещала все спектакли театра и радовалась успехам ребят, их таланту, удивлялась их мастерству, мечтала тоже играть на сцене. А сейчас мечта исполнилась, но я поняла, что актерское мастерство – это не врожденная способность, а упорный изнурительный труд: надо менять свои привычки, работать над своими движениями, наблюдать за другими людьми, а главное думать. И самое ценное, чему я научилась в театре – размышлять, осознавать события, которые происходят вокруг и во мне.»

Или вот: «Кто сказал, что дети не могут понять проблемы, чувства взрослых? Наверное это были дяди и тети. «А вы попробуйте их рассказать своим детям, только не высокомерными фразами, заранее считая, что вас не поймут, а совершенно просто, по-семейному. И я уверен: они (дети) обязательно найдут аналогии в эпизодах своей жизни» (10 класс). Вот такие советы дают нам дети.

Да и зрители в большинстве своем по-доброму оценивают творчество наших детей. Вот часть высказывания юной журналистки: «Я никогда не видела такого искреннего исполнения даже у профессиональных актеров».

Четырнадцатилетняя девочка призналась, что когда она посмотрела спектакль «Алеша Горшок», «у нее размягчилось сердце».

После пасхальной премьеры спектакля «О Святых Страстотерпцах Борисе и Глебе» ко мне подошла женщина, представилась актрисой, проработавшей много лет в известном театре Москвы. Она призналась, что много чего видела на различных сценах, но подобного – никогда. Мне стало грустно, т.к. не поверил. Но тут она добавила: «Как хорошо, что у вас играют дети».

Театр детей – особенный театр. Но православный школьный театр – тем более. «Детское православное творчество ориентируется (говоря словами Ивана Ильина) не на спрос и заказ, а по внутренним требованиям, по духовным звездам». Трудностей в наших делах всегда много. Это и чрезмерная занятость ребят, а значит скудность репетиций. Скудность внешнего оформления. Сами пишем сценарии, сами подбираем музыку. Да, и слава Богу! Уповаем на молитвенную помощь преподобного Пафнутия и всех молящихся за нас. Есть главное – сердца детей и дух любви. За все время нашего творческого существования никто по капризу не покинул коллектив. Сравнительно недавно пятеро мальчиков стали алтарниками. И случилось это по их инициативе.

Мальчишки загорелись желанием воплотить на сцене «Слово о полку Игореве». Изначальная чистота детского сердца есть залог нашего движения, возрастания в Боге. Каждый спектакль для нас пусть будет боем за Правду. А творчество наше – служением.

Однажды во время комнатной репетиции одна юная исполнительница, следуя роли, обессилено упала. Вдруг, полуторогодовалая девочка, внимательно смотревшая на то, что происходит, стремительно соскользнула с колен дедушки, подбежала и начала поднимать упавшую. Кто-то восторженно прокомментировал: «Герой России». Не героизм двигал кроху к поступку, а образ Божий в ней.

Наш Господь заповедовал: «Будьте как дети». А преподобномученица Елисавета как бы добавила нам, педагогам: «Дети должны знать не только радость, но и печаль жизни».


© 2001-2020, Театр русской драмы
тел.: (495) 915-07-18 (касса), (495) 915-75-21 (администрация), для справок: 8 (916) 344 08 08
E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.. Написать письмо в администрацию театра
Наш адрес: г. Москва, ул. Земляной Вал, д. 64/17


Яндекс.Метрика