ЛАУРЕАТ ПРЕМИИ МОСКВЫ

Залесский Алексей Михайлович

ТЕАТР КАК СРЕДСТВО БОРЬБЫ С ДУХОВНЫМ ГЕНОЦИДОМ

Физический геноцид – это, как известно, уничтожение народа. Оно может осуществляться двумя способами: либо прямым, т.е. путем уничтожения всего населения (или всех мужчин), как это делалось в древности, либо косвенным, т.е. путем создания условий, невыносимых для выживания (размножения) населения, как это делается теперь с русским народом и другими народами, издревле проживающими на территории России. К этим условиям, создаваемым для нас заокеанскими финансовыми магнатами с помощью наших современных смердяковых (умная нация должна завоевать глупую-с), относятся и повышение цен на товары первой необходимости, и ухудшение медицинского обслуживания, и небывалое раньше распространение преступности, наркомании и алкоголизма, и так называемое планирование семьи. Духовный же геноцид – разрушение национальной культуры, религии, народных обычаев, традиций и моральных устоев общества – представляет собой дополнение к физическому геноциду и имеет целью превратить народ в покорных рабов, не смеющих оказывать сопротивление их уничтожению хозяевами. Нужно твердо усвоить, что наши высокопоставленные чиновники вкупе с послушным им большинством депутатов различных законодательных органов, нанося вред народу всевозможными реформами и нововведениями, действуют не по своей воле, а лишь выполняют распоряжения своих зарубежных господ и доморощенных олигархов. Поэтому обращаться к ним с патриотическими призывами, надеясь на положительный отклик, бесполезно. Конечно, молчать тоже нельзя, ибо молчание будет принято за трусость. Но нужно бороться с геноцидом самостоятельно, теми средствами, которые пока еще имеются в нашем распоряжении. Среди этих средств немалую роль играет искусство. В условиях духовного геноцида народов России, осуществляемого современными продажными СМИ, в особенности телевидением, необходимо объединение всех видов искусства – театра, кино, живописи, литературы – в противостоянии растлевающей деятельности этих СМИ. Если раньше, перед революцией и сразу же после нее, в российском искусстве гуманизм противопоставлялся христианству, то теперь, когда с экрана, со сцены и со страниц газеты или журнала впрямую проповедуется зло, все, кому дороги настоящее искусство, духовность, нравственность и культура вообще, должны выступить единым фронтом против этой пропаганды – прежде всего своими произведениями. И театр как массовый вид искусства мог бы сыграть здесь особую роль. При этом верующим не следует отгораживаться от неверующих – вопрос сейчас состоит в том, что несет с собой данное произведение искусства – зло или добро. В такой ситуации любое произведение – не только христианское, но воспитывающее человека в духе нравственности, может быть полезным. Вспомним детскую сказку “Кошкин дом” Маршака. В ней ни слова не говорится о религии. Но по духу, по своему идейному содержанию она поистине христианская, ибо в ней говорится о воздаянии добром за зло. Во времена государственного атеизма, когда говорить детям о Боге было запрещено, она учила их тому же, чему учил Христос.

В настоящее время деятели массовой культуры, а, вернее, антикультуры, распространяют взгляд, что в искусстве и, в частности, в театре, эстетическое должно быть отделено от нравственного. Или, во всяком случае, занимать преимущественное место. Такую идею высказал сравнительно недавно один из организаторов фестиваля школьных театров, проходившего в Калуге. Но здесь следовало бы вспомнить слова Льва Толстого, что условиями настоящего произведения искусства должны быть: во-первых, ясность изложения или красота формы, что одно и то же, а, во-вторых, правильное, т.е. нравственное отношение автора к предмету. Иными словами, эстетическое и нравственное суть как бы две ноги, на которых стоит настоящее художественное произведение, и ни на одной из них в отдельности оно долго устоять не может.

Современные СМИ, особенно направленные на детей (телевидение, кино, книги, даже компьютерные игры) проникнуты уродливым натурализмом (изображение кровавых драк, убийств, сексуальных действий). Натурализм сам по себе, не говоря уже о безнравственном содержании произведений массовой культуры, вредно действует на развитие детей, отучает их от фантазии, творческой мысли – короче, отупляет. Кроме того, изображение на телеэкране воспринимается иначе, чем окружающая нас реальная действительность. Во-первых, это плоскостное, о не объемное изображение, да к тому же еще и уменьшенное во много раз. Во-вторых, свет не падает на изображение из источника, находящегося вне его, как в природе, а исходит из самого изображения. Таким образом, мы имеем перед собой светящуюся картину, а не освещенную извне. Что такое свет и цвет с точки зрения физики? Это волны, колебания электромагнитного поля различной частоты. Наши глаза воспринимают их, как сплошную окрашенную или светящуюся поверхность, так как не могут видеть сами волны или колебания. Свет – это великий дар Божий, позволяющий нам видеть и оценивать окружающий нас мир. Мы имеем возможность видеть множество красок и оттенков, взаимодействие их между собой, а также сочетание света и тени, позволяющее нам ощущать выпуклость или рельефность предметов. В телевидении же изображение складывается из множества светящихся разноцветных точек, подобно мозаике или растровой печати. Количество цветов и оттенков здесь во много раз меньше, чем в реальном мире. И, тем не менее, нам кажется, что мы видим реальность. На самом же деле – это не реальность, а иллюзия реальности. Наш глаз не отражает ее, как зеркало, а считывает ее, так же как мы считываем напечатанные строчки в книге. С тою только разницей, что движется не наш взгляд, а сама картина. Причем движется и меняется она очень быстро, не позволяя внимательно присмотреться к увиденному и осмыслить его. Наш взгляд, направленный на телевизионный экран почти неподвижен, но зато постоянно напряжен. Все это противоестественно и вредно действует не только на зрение, но и на психику. Недаром японцы – а они выпускают лучшие в мире телевизоры - уже давно заметили, что дети, проводящие много времени у телевизора, начинают хуже воспринимать природные краски. К этому можно добавить, что телезритель видит мир не собственными глазами, а глазами оператора и режиссера. Это хорошо при восприятии талантливо сделанного художественного фильма, но не реальных событий окружающего нас мира. Короче говоря, телевизор делает зрителя пассивным, или, если говорить более откровенно, воспитывает раба. Еще в советское время его называли “опиумом для народа”. Но я скорее уподобил бы его вину. Если его пьют редко и в небольших количествах, оно может быть даже полезным. Но при ежедневном и неумеренном употреблении приносит вред. Обычный аргумент православных людей в защиту телевидения звучит так: “Но ведь там показывают не только плохое, но и хорошее, например пасхальное или рождественское богослужение”. Конечно, для человека больного, который не в силах дойти до церкви, такой показ может быть утешением. Но тем, кто в состоянии посещать храм, трансляция литургии не нужна. Вспомним, что телекамера не стоит на месте, как подобает верующему во время службы. Она носится по храму туда- сюда, вверх-вниз, показывая то иконостас, то священника, то росписи на потолке, а то вдруг лицо какой-нибудь красивой девушки крупным планом - словом, превращает богослужение в зрелищное мероприятие. Это несомненно мешает молитвенному настроению. Таким образом, натурализм телепередач оборачивается противоестественностью. Теперь посмотрим, чем восприятие театральной постановки отличается от восприятия телепередачи. Современный театр, особенно после массового распространения цветного кино и телевидения, все более удаляется от натуралистичности и широко использует условности и символику, хотя бы в силу одного того, что на театральной сцене невозможно точно воспроизвести реальную действительность. Это свойство театра положительно действует на детей, развивает их восприятие и фантазию. Таким образом, зритель в детском театре не остается пассивным созерцателем, которому нужно все разжевать и в рот положить, как это делается в телевидении, а становится активным, соучастником того, что происходит на сцене. Символика и условность игры ему близки и понятны. Он не удивится, если воду, например, в театре будут изображать с помощью колеблемой голубой материи, а огонь – с помощью красной.

Еще большую пользу для творческого развития ребенка может принести его участие в театральном кружке или студии. Оно развивает различные стороны его души и тела – учит его думать, переживать, легко и свободно совершать различные движения. В то время как широко распространяемые ныне компьютерные игры, которые, являясь по существу подобием телевидения, постепенно заменяют все другие виды игр и развивают больше всего одну единственную способность – быстро управлять движущимися предметами. Привыкание к этим играм, подобное привыканию к алкоголю или наркотикам, особенно в младшем школьном возрасте, может сделать ребенка умственным и нравственным калекой. На это уже не раз указывали специалисты. Интересен следующий парадокс театра: будучи полон условностей и символики, иными словами, искуственности, он тем не менее воспринимается естественнее, чем “натуралистическое” телевидение. Недавно прошедший Шестой фестиваль школьных театров “Русская драма” показал, что младшие дети держатся на сцене более естественно, когда исполняемые ими роли подходят к их возрасту, т.е. когда они играют как бы самих себя. Игра в театре - для них разновидность игры вообще, а в детских играх широко используется символика, например, палка изображает ружье или саблю и т.п. Вообще в играх они чаще всего кого-нибудь или что-нибудь изображают. В детской психологии даже существует такое понятие – “ролевые игры”.Таким образом, вхождение в театр является для них более легким, чем для детей старшего возраста. В зависимости от содержания драматургического материала их игра может быть проникнута добрыми чувствами или, наоборот, злыми, - иметь воспитательное или, наоборот, разрушительное значение. Через игру – этот самый короткий путь к уму и сердцу ребенка – легко внедрить в его сознание идеалы Добра и Красоты. Но следует помнить, что одними разговорами о вреде телевизора и запрещениями его смотреть делу не поможешь. Нужно, чтобы он сам увидел, что есть на свете не менее интересные вещи, такие, как театр, военно-спортивные игры, различные кружки и студии. При этом родители должны выбрать то, что более соответствует характеру их ребенка, его склонностям, и ни в коем случае не давить на него. Иногда не мешает даже прибегнуть к некоторым хитростям или уловкам, чтобы переключить детей внимание на желаемый объект.

Русская классика является незаменимым оружием в борьбе против духовного геноцида. Взятая в качестве материала для школьных театров, уже испытанного в годы советской власти как противоядие атеистической идеологии, она приучает детей не только понимать настоящее искусство, но и не поддаваться пропаганде вседозволенности, насилия, жестокости и распущенности, которую обрушивают на них сеятели зла, щедро вознаграждаемые из –за границы. И если кто-то усомнится, что горстка наших честных деятелей искусства в силах противостоять этому, казалось бы, всесокрушающему потоку грязи, то мы ответим ему, что с Божьей помощью малое добро может победить большое зло. Христос говорит нам: “…зерно горчичное, которое, когда сеется в землю, есть меньше всех семян на земле, а когда посеяно, всходит и становится больше всех злаков и пускает большие ветви, так что под сенью его могут укрываться птицы небесные” (Марк, 4, 31-32).




© 2001-2020, Театр русской драмы
тел.: (495) 915-07-18 (касса), (495) 915-75-21 (администрация), для справок: 8 (916) 344 08 08
E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.. Написать письмо в администрацию театра
Наш адрес: г. Москва, ул. Земляной Вал, д. 64/17


Яндекс.Метрика