ЛАУРЕАТ ПРЕМИИ МОСКВЫ

Подробная расшифровка.
КРУГЛЫЙ СТОЛ: «ТЕАТР, ДЕТИ, ОБЩЕСТВО: ВЕРА, ДУХ, СОВЕСТЬ»
(состоялся 28 января 2010 года в рамках секций «Православие. Воспитание. Театр»

и «Искусство и семья»)

Иеромонах СЕРАФИМ, зам.председателя Отдела по работе с молодежью РПЦ Архимандрита Костромского и Галичского Александра:

Наш круглый стол проходит в рамках 18 Международных Образовательных Рождественских Чтений и стал продолжением круглого стола, прошедшего на выставке «Русь Православная» по благословению Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла 7 ноября 2009 г.

Прошедший год – Год молодежи, поэтому на выставке и в темах нашего выступления уделялось особое внимание этой теме, молодежным проектам, молодежной политике, молодежному служению Церкви. Тема эта актуальная. Вот только что закончился 11-й Всероссийский фестиваль школьных театров «Русская драма», который по традиции проводится в  театре Русской драмы «Камерная сцена» под руководством Михаила Григорьевича Щепенко, замечательном во всех отношениях. Здесь делается большое и очень нужное дело, здесь собрался костяк единомышленников, православных людей, которые занимаются нравственным воспитанием детей и молодежи. Закончили фестиваль несколько раньше, чем ожидалось, поэтому пришлось немного подождать тех, кто должен был прибыть на круглый стол к объявленному времени. В этот вынужденный перерыв я отъехал в Крутицкое подворье, место моего служения (оно тут недалеко), включил ТВ-новости, там по НТВ идет передача о всевозможных ужасных историях из жизни людей.  И рассказывается такой случай. Дело было в Мордовии. В ночь на Пасху дочь в состоянии алкогольного опьянения жестоким образом убила своих родителей, положив их тела крестом. Оставила записку, что так велит ей сатана. Без сомнений, было совершено ритуальное убийство. Диктор далее сообщает, что женщина состояла в сатанинской секте и совершила преступление под влиянием ее адептов. Я думаю, что же будет дальше, какой комментарий последует. А дальше показывают фарфоровую куклу, парапсихолога, прорицательницу, которая хлопая накрашенными ресницами, начинает объяснять, что это - карма, что ее нужно было почистить, и все было бы хорошо. После этого в «прайм-тайм» рассказывается о других подобных случаях, и эта, с позволения сказать, парапсихолог, советует, как нужно снимать порчу, наговор, сглаз и т.д.  Это лишь один из многих примеров…

У нас в гостях, на фестивале, был народный артист Александр Яковлевич Михайлов, он привел статистику, что еженедельно на телеэкране общедоступных каналов, происходит больше полутора тысяч убийств. И дети это видят, учатся, как убивать, как лучше уничтожать следы преступлений, как уходить от ответственности, как можно хорошо на этом заработать, не слишком рискуя. Если этому не противостоять, то пропасть, на краю которой мы сейчас находимся, вскоре для нас станет реальностью, и мы ощутим падение в эту пропасть. Если мы не остановим этот процесс, то он может оказаться необратимым. И Страсбургский суд однажды скажет нам, что мы не имеем право держать иконы, вывешивать кресты в общественных местах, в том числе, и в Вашем театре, Михаил Григорьевич. Такое вполне возможно, ибо создан прецедент. В Италии одна дама обратилась в Страсбургский суд и потребовала запретить в школах и других публичных местах размещать предметы религиозного содержания, и Суд удовлетворил этот иск.  Процесс нашей интеграции в Европу может закончиться для нас теми же последствиями. Поэтому вопрос, который мы с вами обсуждаем, очень важный, очень глубокий вопрос. Мне кажется, то дело, которое мы затеяли (в пресс-релизах, которые у вас есть, перечень вопросов, предложенных для обсуждения), в случае положительного решения, в случае вашего одобрения и согласия, может вылиться в создание Объединения, которое сможет собрать вкруг себя единомышленников - кому дети, молодежь и духовно-нравственное их  развитие не безразлично. Условно мы его назвали «Ассоциация православных детских и молодежных театров», но над названием следует еще подумать, разобраться с терминологией, более точно обозначить его рамки, с тем, чтобы двери максимально, для всех желающих участвовать в этом благом деле, были открыты. Со своей стороны, я заверяю вас, что у нас есть поддержка Председателя Синодального отдела по делам молодежи архиепископа Александра, который дал благословение на создание такого Объединения. Церковь готова в лице Синодального отдела взять это объединение под свое крыло, окормлять и духовно, и предоставить те административные возможности, тот ресурс, который у нас имеется, а Синодальный отдел им располагает. У нас есть Епархиальный отдел по делам молодежи, который занимается на местах этими проблемами, в каждом, буквально, в каждом регионе есть свои отделения, есть священнослужители, миряне, православные люди, которые этим занимаются. Мы могли бы, если мы решим создавать подобное Объединение, попросить их непосредственно заниматься этим на местах и помогать всем тем, кто будет в этом объединении трудиться, войдет в эту ассоциацию. И технически можем оказать помощь по каким-то вопросам, связанных с регистрацией, короче, все это решаемо, все возможно: штаб-квартира нашего Отдела находится неподалеку отсюда, это – Крутицкое патриаршее подворье (метро «Пролетарская»). Такое у нас предложение. Хотелось бы узнать ваше мнение, ваши мысли по этому поводу, и обязательно хотелось бы услышать о каком-то опыте, что существует на местах. Сейчас, я думаю, самое время передать слово нашему ведущему, одному из инициаторов создания такого Объединения Валерию Карловичу Бегунову, главному редактору журнала «Мир детского театра». И хотелось бы еще раз поблагодарить Михаила Григорьевича Щепенко, который любезно нас приютил, который тоже является одним из соавторов этой идеи, и на которого мы возлагаем очень большие надежды. Спасибо. Пожалуйста, Валерий Карлович.

 

БЕГУНОВ В.К., главный редактор журнала «Мир детского театра», соведущий КС:

Я думаю, что такое собрание неслучайно, и вот почему. Я много езжу  по России, занимаясь театральными, фестивальными делами, и вижу много людей, как приобщенных к вере, так и тех, кто к ней не приобщен.  Но среди них все больше тех, кто хочет решить для себя  проблему Совести. Это не благие пожелания, это живые люди; и на том же ТВ, и на Радио, и в печатных СМИ, среди издателей – все больше тех, кто все острее начинает понимать, что этот поток якобы «культурной» информации и так называемые «форматы», по-человечески – абсурдны, и им хочется сделать что-то другое. Внутренне очень многие в обществе дозрели до того, чтобы научиться снова тому, как через свое творчество и свою жизнь обернуться к своей душе и решать душевные, духовные проблемы. Потому что подвиг человеческий бывает не только когда впрямую, лицом к лицу, идут против врага. Но героем человек становится и тогда, когда ему удается справиться с собой. Театр замечательно может этому научить, потому что корни театра всех народов лежат в религиозных действах, в мистериальных действах. Современный театр это часто забывает, но, тем не менее, возможность эта лежит в самой природе театра, в природе текстов, которые там играются. И естественно, что от этого следующий шаг – к попытке объединяться. Хотя понятно, многие из тех, кто постарше, и Михаил Григорьевич, как и я, прошли разные этапы и разного рода попытки объединения студий и новых театров в первые годы перестройки. Дело очень непростое, особенно в нашей стране, где каждая контора, каждый человек очень недоверчиво относится к сотрудничеству, но, тем не менее, никуда не деться: необходимость этического сосуществования уже НЕ условность, как считалось в середине прошлого века. Это – необходимое условие дальнейшего существования человечества, поэтому и говорить об этом, и играть – надо.  Перед тем, как затевать этот разговор, мы прикидывали, о чем и с кем можно было бы посоветоваться. И хотя грипп жестко вмешался в наши планы (многие из тех, кто должны были здесь присутствовать, не смог придти), тем не менее, есть очень уважаемые люди, которые помогут нам более внятно вести эту дискуссию, осветив ряд тем. Например, что происходит сейчас с молодежью, как с ней работать, потому что многие педагоги в театральных вузах, и школьные учителя, и руководители театральных студий сталкиваются с тем, что предыдущие 50 лет (особенно – последние 20 лет), много не только не внесли, а наоборот – уничтожили многое в душах молодежи, опустошив их безжалостно. Трудно ставить даже сказки, поскольку выясняется, что полностью отсутствует ряд ассоциаций, на которые раньше можно было опереться. Возникают проблемы со взрослыми. Очень конкретная проблема: стоит заговорить с теми, кто отвечает за «прокат», за организацию и продвижение  зрелищ, выясняется, что представление на исторические, на духовные темы им невозможно предложить! Они делают «круглые глаза»: а что это такое?! Им рекомендуют войти в интернет, там тьма ссылок о святых, о старых праздниках, о тех, кто этим занимается и т.д. Люди, которые профессионально должны этим заниматься, оказываются самыми «темными», при том, что в школах, в студиях, в школьных программах, даже в глянцевых журналах – присутствует эта тема! «Прокатчики и организаторы зрелищ» становятся препятствием к тому, чтобы это рынок переформировывался: просто потому, что они не знают, о чем идет речь. Они плохо знают или совсем не имеют представления ни об истории своего народа, своей страны, ни об истории культуры, религии. Значит, это тоже – проблема!.. Далее – проблема чтения. Да, говорят, что Россия – «словоцентричная» страна. Да, интернет тоже к этому причастен. Люди стали писать, но это не привело к тому, что чтение стало целенаправленным. Сегодня не смог сюда прийти Юрий Васильев, актер, режиссер театра «Сатиры». Набирая курс, он говорит студентам: читайте то, читайте это, я буду приходить на все ваши факультативные занятия, защиты и буду проверять, что и как  вы читаете. В конце первого курса, в начале второго начинается встречное движение, проявляют безумный интерес к тому, о чем он с ними говорит. То есть первый год учебы уходит во многом на то, что они должны были бы знать лет за пять до того, как пришли сюда! У тех, кто прикоснулся к этой проблеме, есть свой опыт, свое понимание ее. Михаил Григорьевич, который руководит театром «Камерная сцена», имеет богатейший опыт в этой сфере. Здесь присутствует и более молодой православный театр «Живая вода», у которого свое виденье проблемы и опыт общения со зрителем: как тот реагирует на ту тематику, что предлагает со сцены их коллектив. И вот, обсуждая эти проблемы, мы сможем подойти к тому, что хотелось бы видеть в итоге нашего разговора – предложение о создании Ассоциации православных театров. Это не значит, что прямо здесь мы примем и устав, и положение этой организации, это все – технические вопросы. Мы должны решить в принципе: нужно ли такое Объединение, какие главные задачи  должна перед собой поставить эта Ассоциация, кто и как к ней может примыкать; каковы ее дальнейшие цели и первые шаги. И тогда начнется конкретная работа по ее формированию и развитию. Вот я несколько по-иному повторил  то, о чем только что говорил о. Серафим. А сейчас прошу Михаила Григорьевича поделиться с нашим собранием Вашим опытом по интересующей нас теме – о духовном общении со зрителем в стенах Вашего театра «Камерная сцена».

 

ЩЕПЕНКО Михаил Григорьевич, художественный руководитель театра «Камерная сцена», создатель всероссийского фестиваля школьных театров «Русская драма», председатель секции «Православие. Воспитание. Семья»:

Мы касаемся обозначенных здесь проблем, о которых можно говорить очень много, и проблемы эти – серьезнейшие. Я постараюсь рассказать о конкретном нашем опыте. Для нас стало очевидным, что иного пути в искусстве, в жизни – не может быть, кроме христианского. Это мы поняли, сознали в тот период, когда мы, наверное, это все прошли, кто обращался к началам христианства: нужно ли оставаться актером, нужно ли оставаться в театре? Кто-то бросал, уходил, кто-то ломался, кто-то возвращался – это очень болезненный процесс. У нас тоже были болезненные моменты. Например, одна девочка (первый курс актерского мастерства), когда мы поехали в Оптину пустынь, имела беседу с монахом, и он сказал ей – бросай эту специальность! И она бросила, но ничем хорошим это не кончилось. Другие были более благоразумны, пообщались там с другими священниками, пришли к мнению, что вопрос не так прост. Во всяком случае, были очень последовательные христиане среди известных актеров (Ермолова, Щепкин, Станиславский и др.), и это не мешало заниматься им «греховным» делом – играть на сцене. Для нас это был, вполне понятно, не простой вопрос, мы пытались ответить на него серьезно, поскольку быть христианином и быть лицедеем, быть деятелем театра, - во всяком случае – проблема. Мы обращались к старцам, но они в отличие от таких вот ортодоксальных неприятелей актерства, очень энергичных монахов, - уходили от прямого ответа, или отвечали, как Иоанн Крестьянкин: «Я в этом вопросе не компетентен. Будьте в Церкви». Когда мы ездили к Любушке (блаженная Любушка под Питером, покойная ныне), я сказал ей: «Мы – работники театра», на что она тут же отреагировала: «Плохая работа, плохая, плохая!». Я спрашиваю: «Бросать?» Она задумалась, потом говорит: «Нет, не бросайте. Но Бога не забывайте!» Но тут нужно вспомнить слова апостола Павла, который говорил, что надо оставаться служить Богу там, где призван. Тем более, что театр остается сильным, может быть, самым мощным орудием (я имею в виду, в качественном плане) воздействия человека на человека. И оставлять это оружие враждебным силам, кто умеет обращаться с ним весьма умело, - правильно ли это?.. Так что нам (мне) было очень непросто выбрать тот путь, которым мы сейчас идем, преодолевая самые разные соблазны. Например, тщеславия, кумиротворения, превращения искусства в кумир, актеров – в кумир, или самокумиротворения – а этому греху актеры особенно подвержены, и зрители еще подливают масла в огонь – все это совсем не по заповедям… В любой сфере деятельности человеком движет тщеславие, от этого уйти очень сложно. Преодоление этого - только на пути воцерковления, и это путь реальной духовной брани, где находится человек. И еще существенный момент – лицедейство, как быть христианину в театре? Как совместить не совместимое: христианина и лицедея?.. Я очень много об этом думал и более того, испытал эту беду на собственной шкуре. Во всяком случае, после наших метаний и терзаний, поисков, мы поняли, что все равно мы будем в театре. Но тут возникла другая трудность (лет 18 назад): мы преодолевали последствия увлечения восточными учениями и столкнулись с тем, что очень часто священство проявляет непонимание специфики нашей работы. Волею судьбы я оказался в Свято-Тихоновском институте, и священник, нами очень уважаемый и строгий, о. Николай (Кречетов), брат о. Валериана, во время занятий по Новому Завету первое, что сделал, - увел из театра слушателей, посчитав неуместным это место для проведения этого семинара. Потом, когда он посмотрел ряд наших спектаклей, постепенно стал менять мнение и, когда посмотрел у нас «Царя Федора», сказал: «Играйте, играйте!»  Лет 13 назад было постановление Священного Синода по поводу миссионерства. Суть этого документа в том, что миссионерством следует заниматься везде, где происходит общение с людьми. И театр – это тоже одна из форм  миссионерского служения. И отношение Церкви к театру стало меняться. Уже тогда мы ощутили, что мы можем и хотим служить христианским идеалам, но поддержки какой-то существенной со стороны Церкви фактически не было. Нам приходилось доказывать прописные истины: мы же готовы, мы должны это делать, считая это важным и нужным! И будем это делать независимо от того, будет ли Церковь оказывать практическую помощь. Но вот это одиночество мы уже тогда ощутили! Но нам другого ничего не оставалось, как делать свое дело, которое мы считаем нужным и единственно возможным. Мы идем таким путем – мы будем идти и дальше, присоединится ли кто, не присоединится. И я знаю, что в подобном положении находимся не одни мы. В разных театрах есть подобные православные «оазисы», и в нашей стране, и за рубежом, но они каждый пытается осуществлять в принципе одни и те же идеалы, но при этом все разъединены. Почему я так охотно откликаюсь на эту идею, хотя представляю, насколько это сложно?.. Потому что отчетливо понимаю, сколь это важно и необходимо – объединить усилия… Мы честно пытались понять, услышать, что мы должны делать в театре – это чрезвычайно сложная тема – взаимоотношения театра и церкви, что должна делать церковь в театре, чем театр – помогать церкви? Тайна творчества – это еще одна громадная тема, которая требует осмысления. Что такое «православный театр»? Возможно ли называть вообще театр – православным?.. Что если театр называется «православным», а спектакли, идущие на его сцене, отнюдь таковыми не являются?.. И кроме отторжения увиденного ничего зритель не уносит?.. Короче, театр – дело опасное. Другое дело, если в светском театре работают люди, по своим убеждениям, православные. Поэтому, на мой взгляд, нужно говорить о союзе, об ассоциации православных деятелей театра. Потому что православное искусство включает и инокопись, и певческое дело, все, что происходит в процессе общения человека и Бога. То, что делает наш театр, может быть полезно кому-то, кто еще не прошел свой пусть исканий, возможно, пригодится наш опыт, чтобы не повторить наших ошибок, в результате чего поиск пути не слишком затянется и будет уже не таким мучительным… Вся наша русская культура в основе своей – языческая. Она как бы имеет христианскую традицию, но произошла «прививка» западной культуры, это непростой симбиоз. Во всяком случае, это произошло, и наше искусство, светское по происхождению, остается по сути гуманистическим. Иными словами, где кумир – человек.  В конечном итоге, поскольку антропоцентризм не может существовать в чистом виде, возникает эгоцентризм, что опять-таки переходит в поклонение (сначала просто – служи искусству, а потом – субъекту искусства – художнику) конкретному человеку. И происходит подмена! Юбилей Пастернака тому пример: подмена иконы, свечи – создается из художника кумир, все очень близкое к культу. На мой взгляд, понятие «культовое произведение» - просто дикость!.. Законный вопрос: чему поклоняемся?.. Культ может быть только Бога!.. А когда «Москва-Петушки»  делается «культовым» произведением, это вообще – за гранью рассудка… Но это отдельная тема.

Итак, наш поиск был очень напряженным, в нашем творчестве, но и не только. Ощутив состояние нашего театра и нашей культуры как неоязыческое, и ощутив свое одиночество в этом мире, у меня возникла идея – обратиться к самим молодым, к детям и к тем, кто работает с молодежью. Так возникла идея проведения этого фестиваля. Вся система нашего театра имеет сильное влияние и на детское, и на молодежное творчество. Но все-таки фестиваль «Русская драма» имеет своей главной целью - обратиться к нашим корневым основам: к патриотизму, к основам служения, а не потребления, иными словами, обратить внимание на то, что противостоит духовному уничтожению нашего народа, что и происходит сегодня. «География» нашего фестиваля огромна, обширна, но все равно мы – лишь маленький островок, и сделать что-то еще нашему театру сложно. Хотя мы, конечно, не ограничиваемся лишь фестивалем, который «живет» уже 11 лет! Вы были свидетелями, что и в этот раз он прошел успешно, интересно, возникло замечательное общение и между руководителями, и детьми, участниками фестиваля. И так происходит каждый раз. Что еще мы делаем?.. Вот только что в стенах нашего театра прошел фестиваль «Золотой витязь» (организатор и вдохновитель Николай Бурляев), который мы поддерживаем тоже не первый год, и основная его программа реализовалась на нашей сцене, поскольку девиз «Витязя» нам близок: «за нравственное искусство, за христианские идеалы», хотя не все взгляды  Н. Бурляева мы разделяем… Делаем тем не менее, хотя для театра это разорительно, ибо свои спектакли в это время мы играть не имеем возможности. Это тем более ощутимо, что финансовая ситуация сейчас исключительно усложнилась…

Что еще делает театр?.. У меня работает «семинар для православных режиссеров», правда, не слишком регулярно, но я всегда стараюсь откликаться, когда возникает потребность в подобных встречах. Еще у нас ежегодно проходит «Сретенский фестиваль», который проводит Покровское благочинье, когда на два-три дня собственная «афиша» отодвигается, и сцена предоставляется  участникам фестиваля. Там происходит нечто подобное, что происходит здесь, но в более «камерном» масштабе, но он разрастается! В следующем году Сретенский фестиваль будет проходить уже третий раз, хотя он находится в более сложном положении. Наш имеет административную поддержку (и Министерство образования, и Правительство Москвы), поэтому мы можем позволить сделать подарки участникам, и на автобусах возить детей и т.д. «Сретенский» такой поддержки не имеет, но мы его проводим вместе с Покровским благочиньем.

Далее. В стенах нашего театра многие годы проходит заседание двух секций Рождественских чтений: «Православие. Воспитание. Театр» и « Искусство и Семья».

Есть еще одна форма работы. У нас работают детская театральная студия и молодежная студия. Из воспитанников этих студий «вырастают» будущие актеры нашего театра. У нас в труппе нет актеров, воспитанных другими студиями. Выпущено уже 3 курса, я был и остаюсь руководителем этих курсов. Актеры, которые приходят к нам со стороны, а наплыв огромен, не всегда здесь остаются. Причина в несовпадении «школ». Сейчас я набрал режиссерский курс с прицелом на наш театр.

Вот что мы делаем кроме того, что положено профессиональной деятельностью (ставим спектакли, играем, выезжаем на гастроли). И по откликам, наша эта «благотворительная» работа приносит определенный положительный эффект. Больше этого сделать, пожалуй, будет сложно, тем более, что переоценивать свои возможности грешно. Хотя я готов и присоединяться, и сотрудничать, и искать новые формы приложения сил и способностей. Возможно, наш опыт будет кому-то полезен. А тема «Искусство и Вера. Православие и театр» - весьма для меня больная, но если будет время и интерес можно будет посвятить этому разговору отдельный круглый стол. А пока я завершаю свое краткое сообщение о деятельности нашего театра «Камерная сцена».

 

БЕГУНОВ. В.К. (ведущий):

Радостно отметить, что здесь присутствуют не только москвичи, но люди из многих других мест России (Новороссийска, Волгограда, Питера и т.д.). Мы обязательно вернемся к теме, которую обозначил Михаил Григорьевич. А пока давайте перекинем мостик «за Садовое кольцо» - на Волгу, и я хочу предоставить слово Иеромонаху Лазарю из Свято-Духова монастыря (г. Волгоград).

 

Иеромонах ЛАЗАРЬ (Куликов):

Начну с того, что с театром «Камерная сцена» мы дружим, и при содействии местной администрации нам удалось организовать гастроли этого театра в нашем городе уже трижды. Перед этим была большая подготовительная работа, художественный руководитель Михаил Григорьевич и директор театра Тамара Сергеевна Баснина приезжали к нам неоднократно для участия в наших Епархиальных мероприятиях, в частности, на Епархиальный фестиваль воскресных школ, где тоже ставят спектакли. Кроме того, у нас проходят молодежные фестивали, молодежный форум «Русь победоносная», православно-патриотической тематики, в рамках которого мы приглашали Михаила Григорьевича, сбирали руководителей воскресных школ, театральных деятелей, актеров, и беседовали на предмет соотношения  церковной жизни и театрального искусства. И вот постепенно – Бог дал – Елена Александровна Дмитриева, наш епархиальный режиссер, с 2000 года проводила епархиального уровня мероприятия на Рождество и на Пасху с прологами театрализованные представления. А сейчас вот после 3 лет стажировки у М.Г. Елена Александровна взялась за очень тяжелую ношу – создать в Волгограде студенческий молодежный театр, основными участниками которого являются студенты нашего православного университета. Сейчас два факультета, открываем третий педагогический. А год назад Елена Александровна еще взяла дополнительную нагрузку – детскую театральную студию в обыкновенной гимназии, где у нас перед этим шла успешная работа по основам православной культуры. А сейчас театр, который Е.А. возглавляет, получил статус «народного» в муниципальном Управлении культуры. И постепенно, рано или поздно мы приходим к тем же самым выводам, которые здесь уже были озвучены. Если мы, в наших миссионерских, просветительских целях не овладеем этим мощным оружием – актерского, режиссерского мастерства, то мы останемся на обочине, к сожалению. Ибо современное молодое поколение требует от нас не просто «слово», не просто «погладить по головке», а требует от нас помощи в сфере становления личностной позиции. А через искусство, через театральные постановки это сделать возможно. На Рождественских чтениях я заявил тему: как возможно вообще в студенческой среде посредством театральных постановок помочь молодому человеку стать личностью. Это для нас первостепенная задача, хотя это безусловно, «штучная» работа. Такой опыт у нас есть, но сейчас мы, по итогам десятилетия молодежной работы, пришли к пониманию, что очень тяжело проводить какие-то эпизодические мероприятия (концерт, спектакль и пр.). Все, что есть у нас в этой сфере, в области молодежи и искусства, православия и культуры, мы в Волгограде объединили в такие «Недели Православия»: в четыре сезона - Зима, Весна, Лето, Осень. И вот в рамках этих «недель» мы проводим самые разнообразные программы, проекты, молодежные акции, театральные постановки, концерты духовной музыки и т.д. И мы увидели, что подобный охват всех сторон культурной жизни искусства позволяет выйти совсем на другой уровень отношений с детьми и подростками, с молодежью и с администрацией. Сейчас в рамках сотрудничества с городской администрацией мы разрабатываем городскую целевую программу духовно-нравственного воспитания молодежи Волгограда - межведомственную, куда войдут и Управление культуры, и Управление образования, и молодежный отдел Епархии. И в рамках этого объединения мы попытаемся возобновить то сотрудничество, которое прежде сложилось с прекрасным коллективом М.Г., с его театром «Камерная сцена», а именно: на предмет гастролей, обмена какими-то педагогами, возможными стажировками, на предмет проведения мастер-классов и т. д. И сейчас мы находим понимание и поддержку в администрации, что важно, поскольку это дело затратное. Нужно обеспечить для гастролей театра полные залы и найти средства и для других расходов. Но главное, нужно выйти на общественный уровень, привлечь внимание, возбудить интерес к происходящему. Не просто показать спектакли для прихожан, но прежде всего для тех, кто еще стоит на  пороге Церкви, для тех, кто еще только идет к Вере или пока даже не помышляет о ней… И здесь перед каждым спектаклем выходил батюшка, я или уважаемый о. Христофор, руководитель методического кабинета отдела образования: какая-то проповедь, слово наставления, потом – в конце слово напутствия, отклик. Наш Владыка митрополит Волгоградский и Камышинский Герман также активно принимал участие в просмотре, в обсуждении спектаклей, в чаепитии с труппой театра. Есть даже фотография (когда вы, помните, играли «Женитьбу»), где Владыка на фоне декораций, в окружении актеров в театральных костюмах, (а была зима), сидит в большом «купеческом» тулупе, в меховой шапке – под стать театральному герою, только жезл и панагия выдает его «не актерскую» принадлежность… Здесь мы снова и снова понимаем, что театр – это орудие прежде всего миссионерского просветительского характера, и оно должно стать в сотрудничество с церковной жизнью. О. Серафим немного посвятил меня в идею создания объединения, мы безусловно – «ЗА» создание такой ассоциации православных театров. Название можно уточнить, возможно, это будет объединение православных деятелей, но идея очень простая – собрать круг единомышленников, создать среду воспитывающую, среду образовательную, попадая в которую дети (руководители найдут, где пообщаться) смогут пережить качественно новые чувства, оторвавшись от своих школьных дворов, компьютерных игр и повседневных обязанностей. Есть разные формы ассоциации, здесь, в Москве, М.Г. обременен фестивалями, разного рода другими обязанностями, часто весьма затратными и хлопотными (на последнем было 14 коллективов, которые нужно было принять, разместить, обеспечить их проживание, их безопасность и много чего еще!). А если будет еще несколько мест, где можно было бы проводить подобные мероприятия в рамках будущей ассоциации, насколько меньше стал бы этот груз!.. Работа ассоциации позволит  привлекать силы  самых разных деятелей. Например, у нас есть епархиальный летний лагерь, который находится за городской чертой (бывший пионерский лагерь), на берегу Дона, в живописном месте, это наша собственность, лагерь вмещает до 400 человек. Там есть отдельная театрализованная площадка под крышей (10 х 6 м), мы могли бы поучаствовать в организации школьных фестивалей, предоставляя этот лагерь для участников. На его базе, в частности, мы уже провели молодежный фестиваль, семейный фестиваль, приезжают сюда различные творческие коллективы, т.е., эта база обживается. Привлекательно то, что участники подобных мероприятий могут здесь и жить – совмещая, так сказать, приятное с полезным, учитывая природу и тишину, да и проживание в лагере намного дешевле, чем в городских условиях… Ну и в заключение могу сказать, что идея очень добрая, и ассоциация могла бы стать таким вот «исполнением надежд» любого батюшки, когда ему весьма тяжело охватить и эту сферу работы с молодежью, а люди творческие, профессиональные могли бы оказать здесь неоценимую помощь, при том, что задачи у нас одни и те же: все дети – НАШИ дети! Если мы этих наших детей сегодня не воспитаем должным образом, то завтра мы останемся сами с собой наедине, и это будет настоящая беда. Спасибо.

 

ГОЛКИН Владимир Васильевич, научный сотрудник лаборатории театрального искусства Института художественного образования РАО:

Несколько слов о студенчестве. Один из путей, который сейчас почти не реализуется, условно назову  его – создание «сценической ЖЗЛ». В советские времена, в годы работы в репертуарной коллегии мы создавали «сценическую ЖЗЛ» - сценарными путями, не путями пьесы, не путем создания сценических образов, а театрализованного рассказа. Вот, например, я «руку приложил» к сценарию о Лидии Руслановой,  другой – о ком-то другом театральном деятеле. Путь мысли, путь восстановления биографии, почему я об этом вспомнил? Сейчас издано столько литературы о русских религиозных философах, судьбы которых и путь мысли которых от иконоборчества к религиозному мышлению (как было и у Соловьева, у Бердяева), вообще их драматическая судьба - так и просятся на язык театрализованного повествования. Почему я говорю о студенческом театре? Конечно, эта тема и материал – не для детского школьного коллектива, а для людей, сколько-нибудь интересующихся философией, которые должны быть «в материале», увлеченные им и способные увлечь и других этой темой. Мне представляется, что рассказ о трагической судьбе Флоренского или годах скитания И.А.Ильина, прах которого сейчас вернулся на родину, может быть и современен и поучителен, и востребован. Это направление, думаю, очень перспективно. Но, пожалуй, только на «Русской драме» коллектив из Сарова пошел по этому пути и на материале писем и дневниковых записей представителей царской семьи дал образец такого рода спектакля. Мне кажется, это один из путей творчества тех коллективов, которые придут в создаваемую ассоциацию…

 

БЕГУНОВ В.К. (ведущий):

Спасибо. Определяются темы для нашего разговора, и я знаю, кого об этом попросить высказаться. Спасибо, о. Лазарь, что Вы  подняли тему сотрудничества, ибо это одна из болезненных тем: чтобы не просто объединялись люди одних взглядов, но чтобы и различные ведомства нашли в себе силы переступить через разделяющие их барьеры. Вопрос драматургии также важен, и мы тоже его коснемся. Но нам нужно трезво смотреть на тот путь, по которому нам предстоит идти, оценить те сложности, которые неизбежно встретятся… Несколько лет назад умерла моя бабушка на 101-м году жизни. Она училась в дореволюционной гимназии (обычной Симферопольской гимназии); не буду говорить о всей программе, но языки: они учили английский, немецкий, французский (по желанию), старославянский, староеврейский и латынь. Когда я слышу о «перегрузке» современной школьной учебной программы, то думаю: как те дети могли, успевали все постигать, запоминать? Но, однако, вспоминаю и другое. После войны моя мама училась на одном из лучших факультетов истории в стране - в Петербургском (тогда – Ленинградском) государственном университете. Преподавали им знаменитые Дживелегов и Тарле, и вдруг оказалось, что мне с мамой на некоторые темы говорить сложнее, чем с бабушкой. Хотя мама получила очень много из рук великих деятелей «той» культуры, но для бабушки, выросшей и учившейся в ней, - ряд ассоциаций и скрытых мотивов в классике и в исторических сюжетах были понятны, а для моей мамы уже – нет. А сколько еще таких «естественно воспринимаемых черех культуру» ассоциативных рядов утеряны за последние десятилетия! Сейчас я хочу, чтобы рассказали о той молодежи, с кем нам приходится иметь дело, о том, как они мыслят, что имеют за душой. Предлагаю слово Сергею Ильичу Гришину, режиссеру театра-студии «ТРИ». Он ставил и волшебную сказку «Дерево превращений» Гумилева, и мистерию  в чукотском ансамбле «Эргырон», его заинтересовала сказка ламы Аюши Тенчоя, ставил он и с детьми Чехова. И на первой же читке он обнаруживал, что дети никак не отзываются на ассоциативные ряды, которые раньше были понятны всем. Возникает и другая проблема: родители уже не помощники в понимании культуры, традиции, истории!.. Сергей, пожалуйста.

 

ГРИШИН-ПАНТЕЛЕЙЧУК Сергей Ильич, режиссер театральной студии «ТРИ» (ЦО «Коллаж» № 1089):

Я не хочу вас «нагружать», но  придется сказать несколько слов о некоторых истоках той ситуации, в которой мы находимся. Во-первых, мы тут говорили о «возрождении», давайте будем честными: нам возрождать нечего. В России никогда власть не была напитана любовью. Никогда, сколько ни есть лет истории русской, любви власти не было! Отсюда встает вопрос: какой она была?, если Христос – это Любовь, а у нее отродясь этой любви не было. Какая же она тогда – христианская?.. Надо всегда смотреть на историю честно.

 

ЩЕПЕНКО М.Г.: Это спорный вопрос!

 

ГРИШИН С.И.: Вы сейчас будете приводить мне частные примеры, что только подтверждает правило. Толстой говорил, если у русского человека Бога отнять, то он превращается в быдло. Поэтому если мы говорим, что мы создаем христианскую ассоциацию, или православных театров (православие все-таки часть христианства), надо понимать, что мы можем отгородить себя забором от всех других конфессий, и опять окажемся в тяжелой ситуации. Можно воцерковляться, можно НЕ воцерковляться, в конце концов, я могу ошибиться в точности цитаты, когда Христос говорил: «где двое собрались во Имя Мое, Я – посреди них». Поэтому, когда мы говорим, что несут наши дети, они несут то, что им дали. А что мы им дали?.. Когда все мы были воодушевлены кодексом строителя коммунизма, то там четко эти десять заповедей просматривались. Это убрали, взамен ничего не предложили. Сейчас наши дети находятся в «пустыне», по которой идешь и вдруг – яма, заполненную водой в которую ты и проваливаешься. Если умеешь плавать, может быть, и не утонешь. А кто не умеет – тот пойдет неминуемо ко дну. Я хотел бы (раз мне слово дали) предложить следующее. Если и восстанавливать что-то, то нужно вспомнить и повернуться к литургической драме как таковой. Вернуть ее в Церковь. Может быть, это просветительство будет самое действенное, и мистерии на площади – естественно.  Если это будет освещено Церковью и ею благословлено, то мы сможем получить какой-то выход реальный. Тогда будем нести просвещение реальное, потому что театр – это лишь инструмент. Если вспомнить, что Церковь всегда была единым неразрывным телом, то понимаешь, что Сергий Радонежский – наш современник. Почему я об этом заговорил? Пришло время, когда повсюду предлагаются простые, лобовые решения. У молодых очень немудреный набор, и мозги, к сожалению, не слишком сложно устроены. А с другой стороны, любой подросток хочет быть «крутым», выделиться, занять больший объем, чем может занять на самом деле. Поэтому неминуемо происходят все эти конфликты (и между ними, и с родителями, и в школе с учителями). Мы, взрослые, наполнены одним, наши нравственные принципы одни (вроде бы христианские, хотя в школе нас этому не учили, и наше понимание и восприятие нравственных ценностей не было освящено Богом и не было подкреплено собственными духовными исканиями), а у детей совсем иные. И что мы должны сейчас делать?.. Мы должны выращивать их. Как?.. Масса способов, но самый действенный – индивидуальный подход. Трудно, долго, нудно, подчас скучно. Ты вынужден ходить по одной и той же дороге тысячу раз, пока получишь какой-то результат. Вот вывез ребят своих на фестиваль «В добрый час» на Воробьевы (прежде – Ленинские) горы, они что-то показали, их кто-то увидел, возник контакт, и возникло совсем другое отношение к тому, что они сами делают. Не знаю, насколько сегодня театр – панацея, в смысле духовного воспитания. Очень все индивидуально. Нет однозначности ни в чем. Последние пять лет я увлечен творчеством Михаила Чехова, вижу: каков бы он сам ни был (какие бы у него ни были отношения с Церковью и верой), говорят он был антропософ. Но у нас ничего «чистого» нет, все смешалось. А Чехов вырос в хорошей семье, поэтому его «антропософия» была такой же, как у Блаватской.

 

ЩЕПЕНКО М.Г.: Да и у Блаватской ничего хорошего!..

 

ГРИШИН С.И.: Я и говорю!.. Я изучал работы Штейнера, хотел больше узнать о Вальдорфской педагогике, не вижу у Чехова глубокого погружения в антропософию. Он все-таки оставался здесь, с нами. И если говорить о способе работы с актером, то его метод - самая реальная вещь. Кто такой Бог?.. Никто не знает. Бог у каждого свой. Точно так же, как актер, который готовится выходить на сцену, он должен создать то, чего не было. Вот здесь говорилось, что нужно делать «житийные» спектакли. Да, наверное, надо, это была одна из самых распространенных форм мистерий, представления о святых, угодниках и пр. Но в любом случае, говоря о святом, мы создаем Образ. Точно так же, говоря о Боге, мы должны вырастить Его Образ. Это очень важно при работе с детьми, - научить их находить в собственной душе нечто, на основании чего можно будет выращивать свой дух. А конкретные примеры перечислять тут не уместно, их у всех много…

 

Иеромонах ЛАЗАРЬ: Я хотел бы заметить, что «взращивать в себе Бога, Веру» - очень сложное и деликатное дело.  Может быть, лучше говорить о творческом начале, которое следует пробудить в человеке. Если человек создан по Образу Божию, то становясь творческой личностью, - он может найти в себе пути добрые. М.Г. всегда об этом говорит, и мы сейчас на занятиях по педагогике подчеркиваем, что творческий путь -  двунаправленный. Он может быть направлен как в положительную сторону, так и в отрицательное русло. И здесь, возможно,  как раз уместно говорить о примерах, потому что добрым можно стать только рядом с добрым человеком. А злым - тоже, имея  перед собой пример злого существа, равняясь на сволочь. Поэтому спасибо Вам за эту мысль, что творчество всегда - обоюдоострое. И если задаться целью пробуждать в молодом человеке ростки созидания, то будущая ассоциация может стать площадкой воспитания человеческого духа, при наличии, разумеется, положительных примеров. А если просто допускать анархию в творчестве, то итог будет всегда отрицательным!..

 

БЕГУНОВ В.К. (ведущий): Здесь присутствуют представители православного театра «Живая вода». Я бы хотел предоставить слово им, чтобы мы услышали, как и что они делают, с чем сталкиваются на своем пути. Пожалуйста.

 

НИКУЛИНА Лариса Ивановна, художественный руководитель театра «Живая вода»:

Я не буду говорить об общих вещах, касающихся необходимости создания Ассоциации. Безусловно, она нужна. Я расскажу о некоторых конкретных моментах, с которыми наш театр сталкивается в реальной жизни. Возможно, кому-то это окажется полезным. Театр «Живая вода» создан в 2003 году по благословению моего батюшки. И мы сразу пошли путем миссионерства. Батюшка сказал: идите в школы, в светские организации, пробивайтесь к простым людям, это сейчас очень важно. И когда мы пытаемся разговаривать с директорами школ, с педагогами, то встречам явную настороженность. Они нас останавливают: «Осторожнее, у нас много конфессий, особенно в западном округе (там проживает 45% мусульман), вы можете обидеть чувства представителей этих конфессий. Какие у вас спектакли?.. Нет, не приезжайте, не надо! Это чревато: родители могут пожаловаться, и у школы будут неприятности». Когда мы начинали наше дело, это нас очень смущало, поскольку вызывать череду конфликтов мы вовсе не хотели. Но постепенно мы успокоились и, по мере приобретения опыта, могу утверждать, что опасения наши были беспочвенны. Ни разу мы не нарвались на конфликт, просто научились разговаривать с руководителями школ, находя убедительные аргументы. Почему, к примеру, инославный ребенок не должен знать культуру той страны, где он сейчас живет? Разве знание ее не поможет ему легче «вписаться» в этот мир, избежать вероятных конфликтных ситуаций, часто возникающих по недоразумению, по недопониманию?.. Приведу пример. Выступили мы с Пасхальной программой в одной из школ. Педагоги спрашивают после этого: «А Рождественская программа такая же у вас яркая и захватывающая?.. И не слишком ли сильное эмоциональное воздействие это действо произведет на чувства детей-мусульман?»  И попросили время подумать, прежде чем пригласить наш театр еще раз. Из всего этого мы сделали вывод, что нужно обязательно настаивать, убеждать тех людей, от которых зависит встреча театра с детьми. В большинстве случаев нам это удается, - приехать, сыграть спектакль, обрести единомышленников. Тем более, что готовя праздники, беря к постановке пьесы, мы делаем все деликатно, не в «лоб», о чем на прошлой встрече говорил М.Г. Щепенко. Не надо сразу «ошарашивать» неподготовленных зрителей цитатами из Евангелия, призвать молиться, кланяться иконе и т.д. Нужно помнить, что всему - свое время. Важен дух, который несет театр, добрая энергетика спектакля, это воздействует гораздо сильнее. То есть, нужно очень аккуратно говорить о Вере, не впрямую, а по «касательной» - о Любви, о Верности и других христианских добродетелях, находить художественные формы их выражения и воплощения, желательно активно вовлекая в ход спектакля и зрителей. Возникает доверие, и обратная связь с детьми исключительно положительная. Они охотно начинают делиться самым сокровенным, советоваться по каким-то важным для них вопросам. Они не боятся нас, нет того страха, который зачастую возникает у человека не воцерковленного, подошедшего к порогу Храма. И еще. Мы предпочитаем ездить, а не сидеть на одном месте. Основные декорации находятся в Ново-Спасском монастыре, но для выездных спектаклей мы создали «мобильные» декорации (складные, легко трансформирующиеся), которые позволяют нам выступать везде, в любом холле, в любом зале. И последнее. Мне по душе мысль, высказанная о. Серафимом и М.Г., что с человеком, особенно с юным, нужно разговаривать на понятном ему языке. Чтобы не возникал барьер недоверия, который потом не всегда удается разрушить. Мы этот путь прошли и поэтому делимся сейчас этим опытом.

 

Иеромонах ЛАЗАРЬ: А батюшка приходит на ваши спектакли?..

 

НИКУЛИНА Л.И.: Всегда! Нас сопровождают разные священники. Они видели спектакли, они видят реакцию зрителей, и если возникает  необходимость, то говорят «свое слово». Хотя мы уже настолько «битые», что находим сами, когда и как ответить.

 

Иеромонах ЛАЗАРЬ: Но все-таки лучше, если каждый будет делать свое дело. Если у вас есть батюшка, который может присутствовать на выступлении, то можно его попросить сказать напутственное слово, особенно в беседе с руководителями и педагогами той же школы, куда поначалу не хотели пускать театр.

ГОЛКИН В.В.: А кто играет в вашем театре?

 

НИКУЛИНА Л.И.: Профессиональные и актеры, и художники, и музыканты, и певцы. Они все молодые. Но в самом начале, создавая театр, я решила, что буду собирать только профессионалов. Потому что о православии надо говорить только профессионально, на хорошем уровне! Красиво, здорово, по-настоящему!

 

О.СЕРАФИМ: Поют профессиональные певцы хорошо, вот играют не всегда так же.

 

НИКУЛИНА Л.И.: Приходите на наши спектакли, сами убедитесь.

 

ЛУБЕНКО Надежда Алексеевна, директор клуба «Сфера»:

Хочу добавить к сказанному Ларисой. Театр «Живая вода» выступал у нас в клубе «СФЕРА» несколько раз, очень успешно. Я видела Рождественский спектакль как раз тогда, когда был батюшка. Это был весьма удачный момент, когда он мог отвечать на вопросы. И это все-таки совсем другой уровень беседы!.. Но, увы, не каждая школа относится благожелательно к посещению батюшки, это очень сложно – найти разумный компромисс. Тут нужно терпение, терпение и еще раз терпение. И деликатность.

 

НИКУЛИНА Л.И.: Вот мы все время ищем эти пути. Еще хочу добавить следующее. Когда мы готовили свои сценарии, то пришли к выводу, что нужно обязательно выходить в интерактив. Актеры спорили со мной, что это будет уже не искусство, это более низкий уровень и. д. Пусть, мол, будет только драматическое действо – и никаких «заигрываний» с публикой! Но я уверена, в наше время это делать надо! Вкраплять. Вот идет драматический сюжет, жанр театра, и вдруг мы выходим локально, дозировано в прямое взаимодействие-общение со зрителем! Результат потрясающий!.. Хочу похвастаться. После 6 лет работы нас поддержал Московский патриархат, у нас теперь есть все соответствующие документы, подтверждающие, что театр «Живая вода» - катехизисный театр. К примеру, есть катехизисные курсы, изучается какая-то тема (Рождество или Пасха), и мы предлагаем свою «целевую программу»: приехать и сыграть соответствующий спектакль, так сказать, проиллюстрировать эту тему. У нас есть 5 катехизисных работ, которые мы можем продемонстрировать после лекции или после беседы батюшки с какой-то «проблемной» аудиторией.

 

ГОЛКИН В.В.: А где у вас репетиционная площадка?

 

НИКУЛИНА Л.И.: Ново-Спасский монастырь и Малый … переулок. Нас приютили два священника.

 

БЕГУНОВ В.К. (ведущий):

Теперь вот о чем. Каждый понимает, что говорить и делать любое дело нужно качественно. Тем более в таком деле как искусство, рассказывающее о Духе, о Совести, о воспитании и одновременно - о просвещении. Какие слова и как говорятся со сцены?.. В Стерлитамаке несколько лет назад о. Вадим (Гупало) создал клуб Фавор» и при нем открыл   православную молодежную студию; он оказался на диво талантливым режиссером и педагогом, и делает с ребятами замечательные спектакли. Но возникла проблема: он ищет тексты! Я говорил с ним на эту тему. Если заниматься «просвещением», то существует множество, т.н., «школьных» пьес. Их писали ученики семинарий, церковных школ и в 18, и в 19 веке, на темы Евангельских сюжетов и притч Нового и Ветхого Завета. На что о. Вадим сказал, что он их знает, но это – скучно!.. Как режиссер он эти тексты НЕ воспринял, ибо – как их играть?!.. И он взял для одного из своих спектаклей «Маленького принца», оставив лишь самого Принца, Розу и Лиса. Написал на известнейшие мировые шлягеры свои потрясающие стихи и сделал с детьми замечательный спектакль о Любви, о духовной любви человека к человеку. Но, тем не менее, даже для него остается проблема: где взять тексты и какие тексты можно использовать для рассказа о том, что хочется рассказать.

Только что закончился второй фестиваль «Театральный союз» в Северном округе, и там была студия из Обнинска, которая привезла сказку о том, как плохо ругаться, тем более матерными словами. Видимо, эта тема давно волновала руководителя.  Они «скачали» из интернета  пьесу драматурга, который еще и композитор – он написал текст в стиле русской сказки и в форме этаких нравоучительных изречений. Но в результате получилось смешение выспреннего , как бы «проповеднического» языка с канцеляризмом. То есть, и у этого режиссера, как у о. Вадима в Стерлитамаке, как и у многих других, есть проблема: где взять пьесы и сюжеты? Но пьесы есть, их пишут современные драматурги. Например, Вера Левинская давно написала  пьесу «И было то в Земле Святой». На эту тему пишут и Михаил Бартенев, и Усачев, и Владимир Малягин. В Московском областном театре им. Островского идет спектакль «Сказание о Сергии Радонежском» (пьесу-мистерию написала режиссер-постановщик Вера Анненкова). На самом деле проблема с текстами так непросто решается еще и потому, м.б., что многие отучились работать  с информацией или не знают, где ее искать. Но пьесы на «православные темы» существуют, их даже изредка печатают. Римма Викентьевна, расскажите, с какими проблемами столкнулись Вы, работая над пьесой «Белый Ангел Москвы», первая часть которой опубликована в последнем номере журнала «Мир детского театра».

 

КОШУРНИКОВА Римма Викентьевна, драматург:

Когда готовился этот круглый стол, то задача, которая ставилась, была весьма простой: выяснить мнение тех людей, которые непосредственно работают с детьми, с молодежью. О чем собственно и сказал во вступительном слове о. Серафим. Ибо сомнения определенные были. Нужно ли объединяться?.. Ведь у каждого из сидящих здесь, есть свой опыт, подчас выстраданный и тем особо дорогой: найдена ниша, какая-то поддержка (наверняка скромная)  местных властей, сформировался круг друзей-единомышленников, найден «свой» зритель. Синица – в руках, так зачем рисковать? Ведь известно: «лучшее – враг хорошего». Но есть у этой «обособленности» и обратная сторона. Люди, которые руководят детскими коллективами (в школах ли, в клубах ли, в студиях и т.д.), являются служащими, наемными работниками, которые обязаны иметь план работы и отчитываться перед вышестоящим начальством. Хорошо, если итог работы положительный, если руководимый этими талантливыми людьми коллектив возвращается со смотров, фестивалей или гастролей с дипломами и наградами. А если успехи не так значительны, а если и вообще постигла неудача (в творчестве никто от этого не застрахован)?.. И тогда возникает конфликтная ситуация, которая, как правило, оканчивается не в пользу художественного руководителя. Наконец, существует и «текучка», когда нужно подготовить театрализованное выступление к определенной дате, а их у нас тьма – календарь пестрит этими красными днями. О какой серьезной работе можно в таких условиях говорить?..

Где искать поддержку, помощь?.. А ведь нередко нужен лишь добрый совет, дружеская помощь. Важно почувствовать «плечо» единомышленника, ощутить, что ты «в поле» не один. И вот сейчас наступил особый момент – Церковь приходит на помощь к нам, светскому обществу, с предложением объединить усилия по спасению нашего общего достояния – детей. Вместе заняться их духовно-нравственным воспитанием, добрым наставничеством и просвещением. Создав «структуру» в виде ассоциации православных театров (или ассоциации деятелей православной культуры – о названии нужно еще подумать), эту нелегкую, но чрезвычайно важную, в прямом смысле – судьбоносную задачу решать легче. Тем более, что Россия не ограничивается МКАДом, и от Москвы до самых до окраин – многие тысячи километров гор, рек, тайги и бездорожья, и «докричаться» до столицы откуда-нибудь с Сахалина – огромная проблема. А Русская православная церковь уже имеет такую структуру. Как сказал о. Серафим, при Московской Патриархии существует Епархиальный отдел по делам молодежи, который занимается на местах этими проблемами, в каждом, буквально, регионе есть свои отделения, есть священнослужители, миряне, православные люди, которые этим занимаются. И они готовы, если будет принято решение создать подобное Объединение, попросить их непосредственно заниматься этим на местах и помогать всем тем, кто будет в данном объединении трудиться, войдет в нашу ассоциацию. Другими словами, есть база, есть предложение и готовность помочь. И счастье, что мы дожили до этого дня. А воспользуемся ли мы этим историческим моментом, зависит от нашего решения…

 

БЕГУНОВ В.К. (ведущий): Римма Викентьевна, если можно – то, пожалуйста, и о проблемах драматургии в том аспекте, о котором сейчас идет речь.

 

КОШУРНИКОВА Р.В.: Я помню. В пресс-релизе, который у всех на руках, обозначена тема нашего круглого стола – «Роль театрального искусства в духовно-нравственном воспитании детей и молодежи на основе ценностей Православия». Почему именно – театр? Почему наша Церковь протягивает руку помощи именно театру?.. Думаю, потому, что с этой кафедры звучит СЛОВО, и очень важно, как и кем, и с каким чувством, с каким духовным наполнением оно произнесено. По яркости, по убедительности, по силе эмоционального воздействия на человека вряд ли какой-либо другой общественный институт может сравниться с театром. Но возникает и ответственность колоссальная тех, кто пишет, кто произносит это слово, кто наполняет его смыслом и чувством. Это приобретает особую остроту сегодня, когда идет наступление на основы русского языка по многим позициям: здесь и подмена понятий, и сознательное искажение, коверканье, засорение его иностранными словами и выражениями, тут и официально дозволенная матерщина, и компьютерный сленг, и опошление извечных истин.  И если всему этому грязному валу не поставить заслон, то беда неизбежна – мы потеряем это поколение, а что последует за этим, догадаться нетрудно… Тут уже шла речь о трудностях поиска режиссерами пьес. Говорили и о том, что говорить с молодежью, не учитывая их «язык», тоже неперспективно – выслушать, возможно, и выслушают, но не услышат. Не воспринимают дети и назидательности, и откровенного давления, и менторского тона. Но я знаю и другое. Положительные примеры так же заразительны, как отрицательные. Ребенок, как бы он не пытался вести себя независимо, все равно присматривается к поведению взрослых, их суждениям, поступкам, оценкам. Идет напряженный поиск: «что такое хорошо и что такое плохо». И тут влияние театра неоценимо как доброго собеседника, как доброжелательного наставника. Важно, с какой проблемой пришел юный человек в театр, и с чем он отсюда вышел…

Как человек, давно занимающийся драматургией, могу сказать, что более трудного дела, чем писать историю «положительного» героя. Наверное, и актеры подтвердят: сыграть злодея проще, ярче, чем сугубо праведного, ни в чем не сомневающегося героя. Но это уже – сложности профессии.  И нужно сделать этот первый шаг.

 

ДУНАЕВ Ю.П.: Что вы тут нас полчаса агитируете! Никто не против.

 

КОШУРНИКОВА Р.В.: Простите, замолкаю. Буду рада выслушать Ваше мнение.

БЕГУНОВ В.К.: Давайте от общих разговоров перейдем к тому, что бы вы хотели от такой ассоциации. Потому что предыдущий опыт показывает: с одной стороны, - очень важно сознавать то, что мы находимся в кругу тех, кто идет по той же дороге, что и мы; далее, объединение даст определенные информационные возможности, поможет расширить контакты, упростит и облегчит поиск текстов, авторов, театров. Возникнет возможность узнать, что и где нужно, где и какие семинары, фестивали и т. п.; объединение способно оказать помощь в том, как организовывать свою деятельность. Да, это - проза жизни. Но полезно знать, как получить консультацию, как создавать условия обучения и самообучения и т.д. и т.п. Пожалуйста, кто хотел бы высказаться на эти темы.

 

КЫНТИКОВА Марина Геннадьевна, педагог-организатор, руководитель театрального коллектива «Пилигрим» (г. Серпухов):

Мы в своей работе столкнулись как раз с тем, о чем тут зашла речь. С той самой прозой жизни. С проблемами сотрудничества, поддержки и взаимопонимания. Местные власти очень настороженно относятся к тем, кто пытается со сцены говорить на религиозно-нравственные темы. Нам прямо не запрещают, но ставят в такие рамки, что заниматься этим важным делом просто становится невозможно. Год назад мы взяли к постановке пьесу «Белый ангел Москвы», посвященную Великой княгине Елизавете Федоровне, основательнице Марфо-Мариинской обители, преподобномученице, причисленной Русской православной церковью к лику святых. На прошлом юбилейном фестивале «Русская драма», который был посвящен памяти Великой княгини, мы показали, с разрешения М.Г. Щепенко, вне конкурса несколько сцен из этого спектакля. Первые отзывы были очень благожелательные, и мы продолжили работать над постановкой. Мы получили благословение нашего Благочинного, и о. Серафим тоже дал свое благословение и пьесе, и нашему коллективу.

 

О.СЕРАФИМ.  Кстати, кто не знает: автором этой пьесы является Римма Викентьевна Кошурникова. Это один, на мой взгляд, из добротных и успешных примеров обращения к святой теме. Это первая, весьма удачная пьеса, которая написана об этом великом, святом человеке.

 

КЫНТИКОВА М.Г.: Так вот, не для прессы. Я обратилась к Благочинному с просьбой о поддержке. И, когда из Епархии пришло благословение, он переговорил с нашей местной администрацией, чтобы не чинили препятствия нашей работе. И в приватной беседе было сказано: «Пусть она занимается этим делом тихо, молча, иначе ее просто сожрут». Чему удивляться, если наш глава города на инаугурации открыто заявил, что принадлежит к секте сайентологов! Это все очень страшно, и конечно, поддержка нужна! Тем более, как тут говорили, и мусульмане к нам приходят, и родители не возражают, а у нас в городе особенно острая ситуация. Большой процент неполных или неблагополучных семей. Например, в нашем коллективе почти 99% ребят из так называемой зоны риска. Поэтому мы рады каждому, кто пришел! Ведь этот подросток уже сделал выбор! Пусть он еще не в Храме, но и не на улице! Так что повторю еще раз: ассоциация очень нужна, но не будет ли она – формальностью? Вот пример. Объявляется по области: «День православной молодежи». Благочинию дают «разнарядку»: десять человек от Благочинья, и мне администрация приказывает: «Пилигрим», дайте 10 человек!» Администрацию, по должности, ослушаться не могу. Подходит батюшка и просит: «Марина Геннадьевна, выручайте: у нас никого нет в наличии, вся надежда на Ваш клуб». И вот мы, в полном составе 20 человек, едем на мероприятие. После чего ребята мне говорят: «Там такое происходило, такого насмотрелись, что больше мы туда не поедем! Больше нас не заставляйте!»

 

О.СЕРАФИМ: Советская практика, к сожалению, не изжита. Не только из сознания мирян, но и из сознания священнослужителей в ряде случаев тоже. Этой проблемой нужно заниматься очень серьезно.

 

КЫНТИКОВА М.Г.: Но если честно сказать, нам (мне, в частности) и опыта не хватает. У нас Матушка закончила Институт культуры, иногда обращаюсь к ней, но не может она оказать по-настоящему квалифицированную помощь, и не ее это вина. Хотелось бы получить совет профессионала, обсудить, поделиться своими сомнениями, проговорить проблему, а… не с кем!.. А если бы была ассоциация, легче было бы решать подобные проблемы. Не было бы чувства одиночества, беспомощности.

 

О. СЕРАФИМ: Но ведь для этого мы и собрались сегодня. Все зависит от того, что мы решим. Будем ли мы вкладывать в это детище свою душу.

 

БЕГУНОВ В.К.(ведущий): Спасибо. Но есть примеры и хороши взаимоотношений с властями. Вот у «Московского историко-этнографического театра» сложились вполне добрые отношения с Префектурой своего округа. Я надеюсь, Михаил Александрович Мизюков, художественный руководитель театра, расскажет нам о своем опыте. Есть и еще пример комфортных отношений: у Аллы Леонидовны Смирновой, возглавляющей детскую театральную школу-студию «СЕМЬ Я» (г. Долгопрудный). Я бы хотел, чтобы и руководитель детской студии Юрий Дунаев (он представляет здесь театральный отдел ЦДРИ,) поделился своим опытом. В самом деле, казалось бы простая вещь: возникла интересная постановка, а показать негде. Мы знаем, что в ЦДРИ есть программа «Артерия», мы приходим и спрашиваем: «Можно ли у вас ее показать?» И что мы услышим?..

 

ДУНАЕВ Юрий Петрович, зав. секцией театра и кино ЦДРИ:

Готов ответить. Кто не знает: ЦДРИ – это Центральный дом работников искусств, старейший творческий дом, которому осенью исполняется 80 лет, где собраны все виды искусств. В этом доме я заведую секцией театра и кино, а с этого сезона я – помощник директора-художественного руководителя, поэтому имею полномочия достаточно широкие в плане «верстки» репертуара, репертуарной политики ЦДРИ. В.К. вполне справедливо сказал, что все проекты достойного уровня (и идеологии, безусловно) постановки могли бы быть показаны на площадках нашего Дома. Поэтому я готов взаимодействовать с участниками, после круглого стола обменяться контактами (визитки, телефон и пр.). Мы очень приветствуем, когда к нам приезжают из других городов, готовы содействовать со своей стороны, чем можем, в том числе, и через обращение к властям тех регионов и городов, откуда к нам приезжают участники какого-то проекта. Ведь сам приезд в Москву, проживание и прочие расходы требуют материальной поддержки, и, к сожалению, без помощи местных властей эту задачу решить затруднительно. ЦДРИ – очень демократическое учреждение. А еще есть у меня детская театр-студия в Химках (ближайшее Подмосковье), где я живу, и я хотел бы продолжить тему, которую затронула Марина Геннадьевна. Действительно, проверкой для Ассоциации станет вот что: сможет ли она защитить своих участников и дать острастку властям, чиновникам, которые порой сейчас будто с цепи срываются. Добро должно быть с кулаками. И все знают, что главная тема в искусстве, в любом, это борьба Добра и Зла, и никто ее не отменял. Так устроена жизнь. Мы прошли этот путь, когда 25 человек детей, после того, как мы поставили рождественский спектакль, (хотя православные люди нас предупреждали: «взялись за эту тему – будьте готовы к неприятностям»), поняли, что такое «промысел Божий». Искушение показать, «кто тут хозяин», - для иных начальников просто непреоборимо. И 25 детей выставляют на улицу. Назначен спектакль, привозят 80 человек инвалидов, их не пускают в клуб! И только потому, что приехало местное ТВ, открыли двери, и мы сыграли спектакль. Ни письма, подписанные народными артистами, ни обращение к о. Экономцеву, ничего не дали. Но, видимо, этот путь мы должны были пройти, потому что это придало особый колорит нашему следующему спектаклю «Живое слово», а «слово» должно быть действенным, боевым, должно отстаивать определенные идеи. Именно на идейном, эстетическом уровне и духовном сходятся искусство театра и религия.

 

БЕГУНОВ В.К. (ведущий):

Если мы говорим об эстетике, с «выкормышами» школы сайентологии вообще говорить невозможно, поскольку их «эстетика», уровень их самосознания настолько низок, что о взаимопонимании нечего и мечтать.

 

РЕПЛИКА С МЕСТА: Но они у власти!

 

БЕГУНОВ В.К.: Да, к сожалению.

 

ДУНАЕВ Ю. П.: Я заканчиваю!.. Я – однозначно «за» ассоциацию, но – сплоченную и которая – ну хотя бы «бумагами», подписанными ее Председателем, поддерживала бы участников объединения. Можно, я сразу предложу кандидатуру председателя? Думаю, этот человек откликнется. Александр Яковлевич Михайлов, которому небезразлично  воспитание подрастающего поколения. Сейчас он набрал курс во ВГИКе, недавно в ЦДРИ мы с ним провели творческий вечер, я говорил с ним, и надеюсь, что он согласится.

 

БЕГУНОВ В.К.: «Письма поддержки» от имени Председателя – это хорошо, но, думаю, недостаточно.

 

ДУНАЕВ Ю.П.: Я не исключаю, чтобы были использованы все ресурсы, которыми будет располагать ассоциация. И Михайлов тоже об этом говорит. К званиям он относится прохладно, но считает, если оно может «открыть» какой-то кабинет, то почему этим не воспользоваться? Потому что это единственная защита от чиновников.

 

ГРИШИН С.И.: Председателем должен быть не театральный человек.

 

О.СЕРАФИМ: Кандидатура лидера, безусловно, будет обсуждаться.

 

ДУНАЕВ Ю.П.: Но я прошу мое предложение внести в протокол!.. И еще: название ассоциации «православных театров», думаю, неудачно. Но в идеологии, как например у Бурляева в «Золотом витязе», это должно присутствовать обязательно. Скажем, в девизе. Вот есть фестиваль «Золотой витязь», у нас – фестиваль детских молодежных театров, к примеру, «Дорогою добра» или что-то в этом духе, и – девиз, где будет упомянуто «православие».

 

ГРИШИН С.И.: Я хочу сказать, что есть уже некоторый опыт подобных ассоциаций (театральных). Так вот, можно добиться заметных успехов и обеспечить «защитительные» функции такой ассоциации, если – я подчеркиваю это - ее возглавлять будет человек не из театрального мира. Это нужно учесть, чтобы избежать возможных конфликтов и недопонимания, что не редки в нашей среде…

 

ДУНАЕВ Ю.П. И не дело Церкви сражаться с чиновниками!

 

БЕГУНОВ В.К.: Давайте сейчас не будем спорить и решать вопрос о лидере. Это – следующий шаг в создании ассоциации.

 

ГРИШИН С.И.: Я настаиваю: нужно найти деятеля, обладающего некоторым авторитетом в обществе (и прежде всего у власти), который не чужд педагогических воззрений в области театрального искусства.

 

ДУНАЕВ Ю.П.: Предложите кандидатуру!

ГРИШИН С.И.: Я этого сейчас сделать не могу. Пока не вижу достойной, могу назвать, какого «порядка» должна быть эта кандидатура. Например, Генри Резник, хотя понимаю, что у многих она может вызвать сомнение.

 

БЕГУНОВ В.К.: Это очень спорная кандидатура.

 

ГРИШИН С.И.: Согласен, спорная. Но он – православный! У него сын – священник. Я говорю «об уровне», а не о конкретном человеке. Это должен быть некий «третейский» деятель, не ангажированный никем. И вторая функция ассоциации (обязательная), касающаяся детских театров НЕ профессиональных, а тех, которые церковным языком окормляют детей, - консультационная, по оказанию профессиональной помощи тем, кто пока не может самостоятельно постичь необходимые азы театрального дела. Об этом, кстати, говорил батюшка из Волгограда. Я тоже знаю некоторые коллективы, которые работают не в Москве, им подчас требуется помощь (и в плане оформления спектаклей, и в плане драматургии и пр.), но они не могут ее получить, поскольку не обладают никакими средствами. А обращаться к к специалистам на условиях благотворительности не всегда этично, учитывая условия, в которых мы живем и на какие мизерные заработки сущетвуют, подчас, эти специалисты. Художник, как правило, не богатый человек, и кормит его и семью – его ремесло, поэтому было бы хорошо, если бы ассоциация могла оплатить те услуги, помощь и консультации, которые он будет оказывать нуждающимся. И третий вид помощи, которую могла бы оказывать ассоциация, это – наполнение участниками и зрителями театральных площадок, где будут проходить фестивали, проводимые в рамках ассоциации. Это очень большая проблема.

 

БЕГУНОВ В.К.: Информационная?..

 

ГРИШИН С.И.: В том числе, и вырастет она из предыдущих проблем – но решив информационные задачи, мы во многом решим и другие проблемы. Информационная работа, создание «обратной связи» - важная составляющая работы ассоциации, без нее живая работа невозможна. М.б., должен быть альманах, бюллетень, но что-то подобное необходимо. А так – я двумя руками «за» будущую ассоциацию!..

 

БЕГУНОВ В.К.: Спасибо. Михаил Александрович Мизюков, прошу. Что интересно, жизнь Историко-этнографического театра началась спектаклем на «житийную тему». Они ищут и находят интересные тексты, а кроме того, им удалось выстроить конструктивные отношения с администрацией района. Поделитесь опытом, Михаил Александрович.

 

МИЗЮКОВ Михаил Александрович, художественный руководитель Московского историко-этнографического театра:

Я постараюсь быть краток, поскольку все уже устали. Присоединяюсь ко всему, о чем в самом начале говорил Михаил Григорьевич Щепенко - относительно выбранного пути и тех «островков» православия, которые существуют и которые уже никогда (по собственной воле) не исчезнут… Мы, выпускники училища им. Щепкина 1985 года, решили создать свой театр. И это название, понятное в этой аудитории, для широкого круга зрителей может быть отпугивающим: что там у вас на сцене?.. утварь музейная, костюмы прошедших эпох?.. Но я сейчас не буду углубляться в эту сферу «производственного» процесса. Валерий Карлович упомянул, что начинали мы с житийного спектакля. Но все было много сложнее… В 1989 г. по благословению Владыки Питирима, митрополита Волоколамского и Юрьевского, Славянский Фонд России предложил мне сделать спектакль по житию протопопа Аввакума в стенах Петровского монастыря, который был тогда еще в ужасающем состоянии. И собственно встреча с архимандритом Иннокентием (покойным, который меня тоже благословил) во многом мне помогла. Спектакль мы сделали, Владыка приезжал на репетиции. Репетировали под дождем, ночами… Время было незабываемое, конечно!.. Представьте, в каком виде были еще тогда монастырь и храм, где был склад советской пропагандистской литературы. Про собор вообще говорить трудно, потому что там, простите, бегали собачки.. Мы на сколько могли, привели все в порядок, вычистили. И буквально через месяц-два сыграли спектакль. И хор Московского издательского отдела Патриархата там звучал. Во-первых, эта встреча (для меня лично) стала поворотной. И первая встреча с необыкновенным человеком, и со спектаклем на эту тему… Тут уже говорили, что опасно действовать «в лоб», за шкирку тащить зрителя к Вере, можно получить обратный эффект. Что-то подобное происходило и со мной. Когда я  работал над текстами и фонограммами для этого спектакля, я приезжал с репетиции в Издательский отдел (кстати, я крестился как раз после этого), входил, там висели иконы. Для людей православных было нормально, входя, перекреститься, а для меня (хотя я уже всей душой был «там»!) совершить подобное было трудно!.. Думаю, для многих людей, которые сейчас готовы принять православие, сделать следующий шаг тоже не просто, и будет разумно, если мы проявим терпение и деликатность, иначе они могут закрыться на какое-то время. Мы за это ответственны (театр и те, кто им руководит) и  должны об этом постоянно помнить!..

 

БЕГУНОВ В.К.: Расскажите об опыте взаимодействия с властями. Появилось здание, префектура вас поддерживает, сам путь возникновения этого контакта может быть интересен…

 

МИЗЮКОВ М.А.:  Мы начинали самостоятельно, как независимый театр. Нас поначалу поддержало издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая Гвардия, Валерий Николаевич Ганичев, который до сих под оказывает нам некоторую помощь, потом мы некоторое время жили самостоятельно. Затем Фонд Славянской письменности нас взял под свою опеку (в те годы было весьма непросто заниматься тем, чем мы стали заниматься). А дальше мы существовали уже как историко-этнографический театр до 1997 года, играли на разных площадках, и в подвале Театра на Таганке, а потом полтора-два года (когда мы поставили этот спектакль, а Юрий Мефодьевич Соломин был министром культуры) мы пользовались территорией Историко-этнографического музея – Измайловским островом. Там замечательный был зал, который был занят под склад. Потом Покровский собор открыл нам двери, хотя там все было заставлено стеллажами, расплодился грибок, со всем этим пришлось сражаться. Справились… И вот тоже удивительно: мы еще не были воцерковленными, но Бог помог, и теперь у нас есть Покровский собор, Петровский монастырь процветает... Это путь, который мы должны были пройти. Теперь мы вот уже 12 лет - Московский государственный театр, и нужно честно признать, что без этой официальной государственной поддержки проводить какие-то серьезные мероприятия, осуществлять широкие проекты было бы трудно, и нам во многом помогают наши учредители: и Префектура Северо-Восточного административного округа, и собственно управление культуры. Мы находимся у метро «Бабушкинская» (адрес: ул. Рудневой,3), это старинное здание 19 века, небольшое, как у М.Г., но отдельно стоящее. Бывший амбар купца Рябышева, потом он сделал там синематограф (до революции), потом был клуб железнодорожников. Ну а сейчас там уже много лет – наш театр.

По поводу ассоциации. Я не согласен с Юрием Дунаевым по поводу одного девиза. Возможно, я не прав, но если  этот девиз - вроде «Тропою добра» - то возникает законный вопрос: кто будет провозглашать обратное: «Дорогами зла»? И в то же время мы идем своим путем, проходя разные этапы, испытания и прочее. Тем не менее, пусть это звучит грешно, однако мы свой путь уважаем, и не работаем теми средствами, которыми совесть не позволяет, хотя для кого-то это вроде бы допустимо с точки зрения продвижения театра, вся эта «азбука» известна. Думаю, и М.Г. это прекрасно знает и другие коллективы, которые идут по этому направлению, но стараются избегать недопустимых вещей... Часто за девизом, за лозунгом стоит то, от чего мне не очень хорошо. И дело не в гордыни и не в тщеславии, не в небрежности, дело, думаю, в элементарной осторожности. С одной стороны, желательно привлечь в ассоциацию как можно больше участников, с другой стороны, делать это следует с большой осторожностью, поскольку тут же набегут люди, которые лучше нас подготовлены, более искушенные в интригах и прочих «не прямых» ходах. Они знают и ту самую «азбуку», и менеджмент  им – отец родной, и соревноваться с ними здесь, на их «поле» – бессмысленно, мы проиграем. Поэтому вопрос о лидере, о создании «грамотной» в этих сферах команды, но предельно честных и преданных нашему делу, - исключительной важности! От этого выбора зависит успех и жизнеспособность будущей ассоциации. Страшно скомпрометировать хорошую идею. И еще. Если в ассоциацию соберутся самодеятельные коллективы, школьные или профессиональные, как театр «Камерная сцена», они же разные и по структуре, и по возможностям, и по уровню. Как сочетать не сочетаемое?.. Но в целом к идее создания ассоциации – мы однозначно «за»! Нам так этого не хватает! Вариться в собственном соку всегда и сложно, и скучно, и не полезно. Стесняемся позвонить, пригласить на премьеру, или другой какой-нибудь праздник в театре. А при наличии подобного Объединения, это будет делать и проще, и охотнее будем ходить друг к другу в гости, обмениваясь не только опытом, но и дружеским мнением.

 

БЕГУНОВ В.К.: Есть еще желающие выступить?.. Пожалуйста. Екатерина Ткачева, молодой драматург. Пьесы у нее бывают порой очень странные, там присутствует и мистика духа, и тайны внутренней жизни, не всегда объяснимые бытовыми вещами. Таким драматургам всегда очень сложно в подобных объединениях, расскажите нам о своих ощущениях.

 

ТКАЧЕВА Екатерина, драматург: Мое творчество, как сказал Валерий Карлович, не всегда приурочено к религиозной тематике. Хотя я – человек православный, воцерковленный, поэтому эти вопросы меня глубоко волнуют. И мои духовные ориентиры в творчестве это - Феллини, Тарковский, это Чехов, это Беккет и т.д. Господь говорил через притчи, и автор пишет «знаки-символы». Хотя у меня есть самые простые, «бытовые», вполне реалистичные пьесы. Это в двух словах, что я делаю. Два слова о моем опыте. По моим пьесам уже сделано более 40 поставок. Пьесы очень разные по содержанию, я пишу и для детей, подростков, и для взрослой публики, для молодежных и профессиональных театров. Такой весьма широкий спектр. Пару лет назад звонила женщина из православной гимназии, они взяли какую-то пьесу, которую я написала чуть ли не в школе, и они поставили ее в религиозном ключе, хотя в пьесу я этого содержания тогда и не вкладывала. Второй интересный опыт: недавно я была на фестивале, там был очень хороший молодежный театр, они поставили пьесу как раз с религиозным, но неявным подтекстом. А люди они не  православные, явно не воцерковленные. Но у них было такое бережное, трепетное отношение к тексту, весь зал замер, и я сидела, затаив дыхание. И вещь получилась совершенно духовная. А сюжет простой: отношения мальчика и девочки, после спектакля зрители стали задавать вопросы… Я уверена, что пройдет год, два, и обязательно эти люди придут к Церкви. Стремление ощущалось такое явное, было так приятно, и когда Господь кому и в чем откроется, нам знать не положено. И третий опыт. Была профессиональная постановка в Саратовском театре (с двухсотлетней историей), играют профессиональные актеры, народные, заслуженные, приехал ученик Петра Фоменко из Москвы. И вот я возвращаюсь с премьеры и рыдаю, иду на исповедь к своему духовнику, говорю, что они ничего не поняли, они мало духовны, хотя сам спектакль мне понравился!.. Они услышали в пьесе мотивы Чехова, Беккета, они даже  вставили туда какие-то цитаты, что меня немного покоробило, а при этом не поняли ни Чехова, ни Беккета, ни мою пьесу… Но удачных постановок по моим пьесам – больше. Я принесла сборники своих пьес и могу оставить свои координаты. Я готова всегда отправить пьесы, обращайтесь, кому это интересно, могу написать на ваш состав, на режиссера, на какого-то конкретного актера.

 

БЕГУНОВ В.К.: Катя, но ведь это вечная проблема – театр и драматург! Чтобы режиссеры поняли, что у автора в пьесе, это всегда – очень мучительный процесс.

 

ТКАЧЕВА: Не будем режиссеров лишать оптимизма! Говорят, в нашей стране быть драматургом невозможно, а Я – ЕСТЬ!.. Я училась и в театральном, и в литературном, с театром связана вся моя жизнь. Два свои сборника я презентую Михаилу Григорьевичу, а остальные пускаю по рядам, посмотрите, может, что-то кого-то заинтересует, тому пришлю по электронной почте.

 

БЕГУНОВ В.К.: Спасибо!.. Кто на этом фестивале «Русская драма» приобрел «Мир детского театра» №3, там есть первая часть пьесы «Белый ангел Москвы» и финальный эпизод сказки ламы Тенчоя «Мудрый слоненок». Я продолжу тему взаимоотношений драматургов и театра.  Когда речь зашла о консультациях, важно, чтобы ассоциация помогала и своим участникам, и возможным зрителям понимать то, о чем говорится в этих пьесах, в этих текстах. Проблема не в столкновении драматурга и режиссера, а проблема тех, кто стремится донести СЛОВО, содержащееся в этих текстах и пьесах. То есть у Ассоциации должна, наверное, быть и консультационно-просветительская функция – чтобы темы и идеи текстов не искажались в следствие незнания или непонимания…

 

ЩЕПЕНКО М.Г.: Мы сейчас обсуждаем вопрос о создании ассоциации. Тут многие ораторы вспоминали  о прежних таких попытках. И мы создавали, и все поддерживали, но ничего путного из этого не получалось. У театров есть мощное центростремительное устремление. Без того, чтобы люди сомкнулись в какое-то крепкое ядро, театр не существует! Но это внутри коллектива. А между театрами, напротив – центробежные устремления. Каждый театр и режиссер стремится обособиться от других, утвердить свою нравственно-эстетическую позицию, иметь свое «лицо» и т.д. И это нормально. Это свойство театра. Все объединения обычно касаются каких-то внешних функций (защита, ознакомление чего-то с чем-то, как с властями бороться, как владеть помещением, одним словом – прагматичных задач). И, как правило, эти задачи частично решаются. Мы в свое время создали объединение «ЭХО» (Спесивцев, Кургинян, Розовский и я), но мы остались совершенно разъединенными, и были нужны друг другу лишь для того, чтобы утвердить новую модель театра. И после этого – рассыпались. Ничего общего у нас не было, кроме чисто прагматичного интереса. Несколько лет назад православные деятели культуры собрались, говорили (особенно – телевизионщики ратовали), что мы разъединены, нас никуда не пускают, нужно как-то этому противостоять, пробиваться и т. д. В результате, создали «нечто», выбрали «кого-то кем-то» - и снова результат нулевой. И еще могу привести пример. Собрались новые театры, у Враговой, но опять ничего не вышло. Но здесь, сейчас, возможно, особый случай: мы собрались, так сказать, «под рукой Церкви». Православные деятели встретились со священниками. И это замечательно! Что есть какой-то идейный стержень для подобного единения сил.

 

ДУНАЕВ Ю.П. Михаил Григорьевич, я слышу какой-то подтекст! Вы против ассоциации. У Вас большие сомнения?

 

ЩЕПЕНКО М.Г.: Я не договорил. Дело, которое затевается, очень не простое! Для того, чтобы оно как-то осуществилось… Почему я ранее столь подробно рассказывал о том, что мы делаем в нашем театре? Не для того, чтобы как-то «выпятить» собственные заслуги, а говорил о том, ЧТО можно делать КОНКРЕТНО. Так вот, если мы, создавая ассоциацию, не наметим конкретные задачи, дела, какие-то формы деятельности, если мы их не закрепим, то все это останется на бумаге. Если нет конкретных принципов, форм, каких-то вполне ясных установок, то общего дела не будет, все растает в благих пожеланиях… Поэтому, мне кажется, нужно начинать с того, чтобы уйти с абстрактного мышления, начать с небольших шагов, но их обязательно нужно будет осуществить и впредь осуществлять, если мы  решились на такое важное и ответственное дело. Еще раз повторю: это дело – не простое, требующее и человеческих затрат, и определенного финансирования, которого всегда недостает. Но если мы не обопремся на какие-то конкретные дела, то наша ассоциация будет существовать чисто формально. Говорили о функции «защиты», то это ли самая главная цель создания такого серьезного объединения?.. Вот эти вещи нужно обсудить очень подробно, внятно, четко и ответственно. Короче, нужна конкретность, исполнимость и исполняемость дел.

 

БЕГУНОВ В.К.: Два слова в продолжение темы. Если найдется человек, для которого важны не собственные «постановочные амбиции», но стремление организовать общую работу, и свой долг он будет видеть в том, чтобы помогать другим режиссерам, продвигать спектакли; если появится аппарат честный и ответственный (грамотный менеджмент), это еще не означает, что все заработает. С другой стороны, если всем это нужно, то на общие дела каждый должен отзываться. Допустим, рассылается анкета с каким-то вопросом, требующим обсуждения, желательно, чтобы на нее отвечали. Деятельность участников должна быть как раз центростремительной. Рабочий аппарат ассоциации, чтобы продуктивно работать во благо объединению, должен иметь постоянную, заинтересованную, активную «обратную связь» с участниками объединения.

 

СТРЕЛЬЦОВА Елена Ивановна, театральный критик.:

Только реплика!.. Я больше люблю слушать, чем говорить. Главное слово здесь было произнесено Михаилом Григорьевичем. У этого дела есть две стороны. Организационная (аппарат, лестница должностей, отделы, подотделы, секции и пр.) и вторая, на мой взгляд, самая важная и главная, это – художественная программа этой ассоциации. Это с вашей стороны, дорогие участники, должны быть конкретные предложения, вплоть до репертуарной политики. Это не значит, что нужно заказывать «датские» пьесы (к какой-то знаменательной дате), но чтобы эта организация существовала долгосрочно, и должна быть какая-то идея, способная к развитию. Весь опыт русского театра, а он был на 99% не смотря ни на что, православным (за эти слова я отвечаю!), почти у всех крупных деятелей частного театра были художественные программы. У Станиславского и Немирович она тоже была. Здесь, по-моему, нет людей, кто против этой ассоциации. О подводных камнях и тайных порогах, о которые спотыкались прежние попытки, тут речь шла. Все зависит от того, какой внутренний пай каждый внесет.  Все – «за». И еще раз повторю: одна сторона дела – организационная, т.е. в какую форму будет облечено это объединение; вторая сторона – его художественная программа. И, самое главное: мы присутствуем при историческом событии! Церковь пришла сама навстречу театру, театральным работникам, лицедеям, которых раньше в церковной ограде не хоронили! И терять это НЕЛЬЗЯ!

 

БЕГУНОВ В.К.: Давайте поступим так. Поскольку тут никого нет, кто был бы «против», подведем «черту» под дискуссией, и попробуем сформулировать несколько позиций, которые помогут в дальнейшем наметить конкретные шаги по созданию ассоциации. Наше собрание весьма представительное, поскольку здесь присутствуют самые разные люди театра (и критики, и драматурги, и художественные руководители, и режиссеры) из разных мест России. Наше собрание, думаю, имеет право поручить некой команде разработать идеологию этой ассоциации, ее Положение, иными словами, предложить путь развития будущего объединения. Хочу вас всех попросить сделать следующее: зная адрес театра «Камерная сцена», уехав отсюда, пережив это собрание, прислать ваши впечатления и предложения (пусть – частные!): как вы видите путь развития нашей ассоциации. Отзовитесь на это решение своим следующим  «шагом»!..

Может быть, имеет смысл поручить тем, кто сейчас тут присутствует, создать оргкомитет, рабочую группу, которая попробует суммировать вопросы, пожелания нашего заседания и разработает проекты Положения и Устава, идеологию и попытается предложить Программу ближайшей деятельности. Когда мы готовили этот круглый стол, говорили, что это может быть фестиваль, который покажет, что УЖЕ  идет на сценах наших театров, иными словами, полезно провести некую «инвентаризацию» нашего хозяйства. Следующий, 2010 год – это год 65-летия Великой Победы. Святая дата. Уверен, для многих и многих это не дежурная дата, это живая история нашей страны. И одним из первых шагов будущей ассоциации может стать фестиваль, посвященный теме Подвижничества. Духовное подвижничество. И подвижничество Воина, Защитника, Заступника. Я знаю, что есть такие пьесы, спектакли, посвященные этой теме. К сожалению, журнал, которым я руковожу, выходит тогда, когда удается найти деньги для его издания. Есть призрачная надежда получить их для выпуска специального номера, посвященного 65-летию Победы, поскольку есть о чем и о ком рассказать!.. Дальше грядет еще одна очень серьезная дата – 200 лет победы над Наполеоном, затем – для кого-то весьма важная – 400 лет Дома Романовых. Короче, у нас есть, что предложить в качестве первых шагов ассоциации, которые связаны и с нашей отечественной историей, и с духовной историей, т.е. шаги, которые покажут, что мы можем сделать в будущем Объединении. А сейчас прошу о. Серафима подвести итоги нашего круглого стола.

 

О.СЕРАФИМ: Собрание высказалось однозначно: ассоциации быть, поэтому не думаю, что нужно это предложение ставить на голосование, во избежание этого формализма. Наш круглый стол был как некий «пробный шар», хотелось услышать мнение представителей с мест, кто занимается проблемой воспитания детей, подростков, молодежи, кто занимается этой благородной деятельностью. Было желание убедиться, нужно ли подобное объединение глубинке России, и на Москву в данном случае нельзя ориентироваться, на мнение чиновников, которым и так живется неплохо. Очень хорошо, что эта мысль вызревает на местах – потребность объединить усилия, войти в наше содружество. Думаю, что этот наш «пробный шар» удачный, теперь следует сделать второй шаг – отклик с мест, как сказал Валерий Карлович, какой вы видите деятельность будущей ассоциации, чем ее наполнить, как лучше организовать работу в ней. Адреса и телефоны указаны в пресс-релизах, которые у вас на руках, в том числе, и Синодального отдела по делам молодежи. Конкретная программа действий, которая сложилась в ходе заседания, следующая: ближайшие традиционно проводимые Рождественские чтения, в которых принимает участие большое число представителей культуры, образования, различных искусств со всей России (это, как правило, конец января) под эгидой Патриархии по благословению Святейшего Патриарха Кирилла, и к этому моменту мы могли бы создать какое-то ядро ассоциации, рабочий коллектив, который проработает Программу в первом приближении, оговорит те проблемы, вопросы, которыми предстоит заниматься. Я думаю, что конечно, к 65-летию Великой Победы  можно было бы говорить о первом нашем общем деле, общем действии.  Я переговорю с Владыкой Александром, возможно, мы проведем даже фестиваль, готовить нужно его уже сейчас. Кстати, вполне возможно проведение фестиваля в г. Костроме. Исходя из всего сказанного, призываю всех вас к активной творческой деятельности с надеждой: с помощью Божией мы осилим все те проблемы, о которых мы сегодня говорили. Мы готовы помогать всем и тем, что у нас есть в нашем распоряжении. И последнее: кто хочет участвовать в работе орггруппы активно и деятельно, прошу оставить свои координаты, желательно – электронные адреса.

Давайте помолимся об окончании нашего доброго дела…

 


© 2001-2018, Театр русской драмы
тел.: (495) 915-07-18 (касса), (495) 915-75-21 (администрация)
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Написать письмо в администрацию театра
Наш адрес: г. Москва, ул. Земляной Вал, д. 64/17


Яндекс.Метрика