В театре «Камерная сцена» премьера. Теперь, кажется, это пятая «Женитьба» Н. Гоголя на подмостках столицы.

Тот, кто видел игру блестящего актерского ансамбля театра на Юго-Западе в изящной, внешне аскетичной режиссуре В. Беляковича или загадочный, полный великолепных парадоксов спектакль Ю. Погребничко в театре «Около», с его изысканными полутонами в прорисовке персонажей, отправится на Земляной вал с особым любопытством.

Постановка режиссеров и сценографов М. Щепенко и Т. Басниной привлекает своей полифоничностью. Динамичная декорация активно участвует в действии и играет вместе с актерами. Идея «живого» полога, нависшего над сценой, опускающегося, взмывающего ввысь, уже использовалась в «Огнях» по рассказам Чехова и теперь получила полное и разнообразное воплощение.

Световая партитура также чутко реагирует на каждый сюжетный поворот: внешние и душевные движения героев.

Дополняет театральную симфонию поставленный на бок раскрытый рояль (соло прямо на струнах Т. Прокониной). Феерия звуков, извлекаемых из него, также сопровождает события, подчеркивает жесты, усиливает эмоциональные краски.
И, наконец, главные инструменты этого театрального оркестра - актеры. Они прекрасно двигаются на небольшой площадке и составляют отличный ансамбль. Одно их появление на сцене вызывает в зале веселое оживление - так сочен и индивидуален каждый образ.

Особо выделяется С. Прищеп (Подколесин), виртуозно владеющий всем арсеналом актерской техники. С. Неговская (Агафья Тихоновна), неожиданно хрупкая, хотя и приближенная «тафтицей» и пышными «манишечками» к нужным по тексту объемам, составляет ему достойную пару. Арк. Аверин нашел наиболее яркое - среди всех остальных женихов - как пластическое, так и психологическое воплощение образа своего Жевакина.

Эти персонажи вызывают безусловное сочувствие, они по-своему обаятельны, хотя, как известно, положительных героев в пьесе нет: глупость и ограниченность были щедро отмерены автором каждому.

Легко справляется с большой энергетической нагрузкой А.Уманец в роли Кочкарева. Неутомимый и подвижный, он вступает в контакт с публикой, и зал ему отвечает, как это бывает у малышей на новогодних елках. Когда же Кочкареву удается наконец добиться согласия Подколесина идти под венец, в зале аплодируют: не актеру, а именно герою - за достигнутую победу. С полным правом Кочкарев отскакивает на секунду от жениха с невестой, чтобы быстренько поклониться свидетелям своего торжества.

Удивила и В. Полякова в роли Тетушки. Видавшие ее прежде в образе роскошной красавицы комедии дель арте из спектакля «Всегда театр» с трудом узнали актрису в тупой старухе. И достигнуто это не толстым слоем грима, а убедительной актерской игрой.

Пьеса Гоголя идет полностью, без изъятий, но спектакль не кажется громоздким. Действие стремительно, темпоритм точно выверен и нарушается лишь когда кто-то из актеров позволяет себе «заиграться» на сольном выходе.

Режиссерская фантазия неисчерпаема, в мизансценах рассыпано множество веселых и выразительных акцентов. Хотя попадаются и довольно банальные, предназначенные разве что для невзыскательной части публики.

Одним словом, комедия? Но есть здесь и еще один персонаж, привносящий неожиданную, серьезную до трагизма ноту. Это - Автор (М. Щепенко). В знаменитой крылатке он открывает спектакль и, появляясь по ходу действия, своими размышлениями (это фрагменты из «Выбранных мест из переписки с друзьями») придает событиям особую окраску. Восприятие анекдотической истории становится многослойным, и у каждого зрителя глубоко выстраданные мысли Гоголя, звучащие в контексте комедии, вызовут собственный отклик, финальный же монолог поражает актуальностью философских рассуждений писателя.

Создавая такой контрапункт, режиссеры отчаянно рисковали: будет ли органично соединение столь различных «мелодий»? Решалась задача - не просто поставить «Женитьбу» Гоголя (что уже само по себе совсем не просто), но сказать и об авторе со всей его сложностью и более того - вместе с ним обратиться к зрителям со словами любви к человеку, к России, к Богу.

В каждом театре собственная эстетика, а за кулисами своя особая атмосфера. «Камерная сцена» и в работе, и в самой жизни коллектива пытается соединить стихии трудно сопоставимые. Это театральное искусство и идеи православия. Религиозность здесь не носит характера слепо догматического или ханжеского. Христианские идеи отражаются не столько во внешних признаках (иконы в актерском фойе), сколько в ощущении духовности, внутренней доброты и порядочности людей, живущих в этих стенах. Это не «компания», не «команда», а скорее община, семья.

А о результатах трудов праведных судить зрителям. И по окончании каждого спектакля «Женитьба» можно видеть полный зал, долго аплодирующий создателям постановки.

За вопросительным знаком, поставленным в названии пьесы, кроется вполне определенная этическая концепция режиссеров, но и на этот вопрос пусть зритель ответит сам. В «Камерной сцене» приглашают к доброму веселью и серьезным глубоким размышлениям.

Г. Рячев

«Московская правда»


© 2001-2019, Театр русской драмы
тел.: (495) 915-07-18 (касса), (495) 915-75-21 (администрация), для справок: 8 (916) 344 08 08
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Написать письмо в администрацию театра
Наш адрес: г. Москва, ул. Земляной Вал, д. 64/17


Яндекс.Метрика